Украинский священник: Путин свою религиозную карту еще не разыграл

10.04.2015 в 11:22:49|Общество
1 0
Украинский священник: Путин свою религиозную карту еще не разыграл

Есть темы, которые вряд ли себя исчерпают. И, наверно, главная из них – это отношения человека с Богом. Насколько весома роль религии в наших реалиях, с Репортером поделился иерей Вячеслав (Юрченко) клирик Одесско-Балтской епархии Украинской православной церкви..

- Отец Вячеслав, как бы охарактеризовали сегодняшнюю религиозную ситуацию в Украине, и насколько на нее влияют трагические события, связанные с российской агрессией на Востоке страны?

 - Говоря честно, несмотря на все сложности, отмечу – положение в вопросах свобод вероисповедания в Украине гораздо лучше не только по сравнению с Россией, где практически невозможно зарегистрировать религиозную общину, но и с большинством других стран. С моей точки зрения, как раз упрощенная процедура регистрации является одним из главных критериев, насколько бережно государство относиться к правам верующих. В России, например, необходимо собрать бесконечный перечень разрешительных документов. У нас же, достаточно предоставить список из 10 человек, изъявивших желание юридически оформить свою общину, и вопрос, в принципе, решен.

Что же касается напряженности в межконфессиональных отношениях, то, слава Богу, он постепенно отходит в сторону. Еще год назад Украина была на грани религиозной войны. Я имею ввиду конфликт между Киевским и Московским патриархатами. Да, двадцать с лишним лет непризнания Украинской церкви не были светлыми. Право на свою Церковь не дается просто. Были и стычки, были конфликты. Сегодня, благодарение Богу, многие уже определились. Одни поверили Украинской церкви, т.е. Киевскому патриархату, кто-то остался верен Русской церкви, т.е. Московскому патриархату. 

При этом, если учитывать сегодняшнюю сложную ситуацию в стране, уверен, что Путин свою религиозную карту еще не разыграл, и этого нужно опасаться. Но не просто ждать, а быть готовыми.

И сегодня готовность к «российским сюрпризам» демонстрируют не только православные, но и мусульмане, иудеи. Крымский пример, когда татарские священники приютили в мечети епископа Украинской церкви и дали ему возможность служить после того как на него начались гонения со стороны «новой крымской власти», доказательство толерантности и мудрости украинского религиозного сообщества. И я уверен, если вести себя правильно, т.е по-Божьему, и поступать не так, как я хочу, а как говорит Бог, мы, безусловно, обретем мир и начнем принимать друг друга такими, какими мы есть.

- Вы упомянули неразыгранную, пока, Путиным религиозную карту, так чего же все-таки ждать от «братского соседа»?

- Откровенно, - возможностей много. В первую очередь, стоит опасаться провокаций. Посмотрите, сколько взрывов произошло и сколько, не дай Бог, нас еще ждет. И это в спокойной Одессе. 

Надо отдавать себе отчет, что храм – это место где всегда много людей и может найтись такой человек, кто неправильно себя поведет, и это станет причиной неконтролируемых последствий. Наш южный край сложный. И хотя открытых столкновений между прихожанами Киевского и Московского Патриархатов мы не наблюдаем, я бы охарактеризовал ситуацию в нашем регионе, как мирное противостояние. Никто не тешит себя надеждами, что в один день МП возьмет и признает КП. Сами верующие, прихожане церкви Московского патриархата не дадут их епископату этого сделать. В противном случае, епископы просто потеряют паству. А этого никто не хочет и, в первую очередь, само священноначалие. Поэтому, ситуация балансирует на грани. Но меня, все же, не покидает чувство, что такая карта может быть разыграна… Дай Бог, чтобы этого не случилось, дай Бог, чтобы эта глупая и абсурдная война в конце концов закончилась. Тогда Церковь сможет стать тем мостом, который бы объединил два народа. Я не говорю о национальном объединении, оно невозможно в силу того, что украинцы – это украинцы, а русские – это русские. Но нельзя забывать, что при всех ментальных и иных различиях, мы остаемся христианами. Это главное…

- Бытует мнение, что РПЦ, фактически, стала политическим инструментом Кремля. Как складывается ситуация в Украине, УПЦ также зависима от политиков, их решений и желаний?

- Хоть Церковь по Закону и отделена от государства, но как провести эту грань, кода все мы граждане государства, в котором живем? Естественно, мы проявляем интерес к политике. И политика участвует в жизни Церкви, хотим мы того или нет, и глупо это было бы отрицать. Другое дело, что одни это признают, а другие прячут. 

Пример Святейшего Патриарха Московского Кирилла. Сегодня часть его паствы, которая проживает в Украине, погибает. Он мог бы пусть не остановить этот кошмар, но своими обращениями как-то сдержать братоубийственную войну, которую развязала Россия. Но мы этого, увы, не видим. Почему? Да потому, что он остается человеком Кремля, он остается русским Патриархом. 

Что же касается Украинской церкви, т.е. Киевского патриархата, конечно и в ее действиях присутствует политика. Но какая? Мы защищаем интересы нашей страны, нашего украинского народа и украинской армии. 

Вспомните Майдан, когда Патриарх Филарет открыл врата Михайловского Златоверхнего собора, где приводили операции…

Поэтому, неправдой будет говорить, что Церковь не участвует в политике. Это не так. Но участие это должно быть разумным. Должно быть Христовым участием, когда Церковь делает политику светлой. И с этой точки зрения я считаю, что такого светлого участия в мирской жизни в УПЦ гораздо больше, чем в РПЦ.

- Ни одна церковь, какой бы религии она не принадлежала, не может существовать обособленно. Какую роль в судьбе УПЦ играют другие поместные церкви и, в первую очередь, Константинополь?

- Знаете, отвечая не этот вопрос, я бы хотел сравнить жизнь Церкви с жизнью ребенка. Ребенок не идет сразу в школу, не начинает сразу работать. Первые свои шаги он делает постепенно, дома. И УПЦ как ребенок. Мы делаем только первые шаги. 20 лет нашей церкви – это ничто, в сравнении с тысячелетними традициями той же Константинопольской, Иерусалимской, Армянской или иных поместных церквей.

Поэтому, когда речь заходит о том, что у УПЦ нет взаимосвязей – они не могут возникнуть сразу. Русская церковь на протяжении нескольких столетий тоже не была признана Константинопольской, вернее Греческой церковью. Она была в анафеме и существовала в самоизоляции. Через это проходит любая церковь.

Что же касается Вселенского Патриарха, то он может и хотел бы предпринять некоторые шаги в сторону признания Украинской церкви, но не будем забывать, какой вес на сегодня в мире имеет РПЦ, которая лоббирует свои интересы на всех уровнях и всячески препятствует становлению УПЦ. Это все та же политика, и Кремль в этом вопросе играет далеко не последнюю роль, подставляя свое плечо РПЦ. Фактически, решая проблемы Русской церкви, официальная Москва решает свои, далеко нецерковные задачи.

Но при этом, нельзя не брать во внимание и то, что все признанные церкви сегодня внимательно наблюдают за нами. Впрочем, как наблюдают и за ребенком – как он начинает ходить, как говорить… Будем себя вести по-христиански, нас примут. Мы все причащаемся из одной чаши. И Вселенский Патриарх, и Московский, и Иерусалимский. Эта чаша – тело и кровь Христова. Вот что нас всех объединяет. И речь идет не о политическом признании, а о единении, о евхаристическом признании, а это уже совсем другой уровень.

- Насколько верно, что РПЦ теряет свои позиции в Украине из-за аннексии Крыма, войны на Востоке?

 - В-первую очередь надо понимать, - потеря доверия к Церкви как таковой, а не только к РПЦ, это сегодня всеобщая тенденция. Церковь, как институт, теряет прихожан по всему миру. Поэтому надо говорить о таком понятии, как ослабление веры. Мы живем в техногенном обществе, которое молниеносно развивается, а Церковь за этими глобальными процессами просто-напросто не успевает.

Сегодня в умах людей происходит переосмысление понятий Вера, Церковь, Бог. Сегодня возник новый вопрос, к которому Церковь не была готова, потому что продолжает жить мерками 16-17 веков: «А зачем вообще человеку Бог в ХХІ веке?». И это проблема всех Церквей, не только православных…

Что же касается сдачи позиций РПЦ… Если человек, даже далекий от церкви не слеп, он делает свои выводы. Вспомните историю с «Pussy riot». Когда им выносили приговор - это был фарс. Я от Святейшего ожидал другого. Ну, поругали бы, да и отпустили. Тем более, если смотреть канонически на их выходку, то ничего предосудительного они не сделали. Они не ворвались в алтарь, т.е. не нарушили правило, что в алтарь женщинам вход закрыт. Во-вторых, они совершили молитву на понятном им языке. Ведь они молились. То, что эта молитва была неудобна власти, причем, в первую очередь именно светской власти, которая в России тесно связана с церковной, и привело к таким печальным результатам. А на самом деле, если обращаться к канонам, с точки зрения Церкви – это называется юродством. То есть, человек молится непривычным способом для остальных. Но это, повторяю, ненаказуемо. Можно вспомнить Андрея Юродивого и многих других. А участниц группы наказали не по церковным, а по светским законам…

Поэтому, общество, если не слепо, обращает на такое внимание. У человека закрадывается сомнение, что так поступили в Москве, почему это не может повториться в Киеве, например? Люди проводят параллели и считают – раз вы представляете эту церковь, значит, поддерживаете решения ее Патриарха. Многим это не по душе, и паства начинает покидать храмы.

- Очевидно, что  конфликт между КП и МП в один миг не исчезнет. Понятно, что нет панацеи или какой-то волшебной таблетки. Так все же, где икать выход и примирение?

- Что-то изобретать, а тем более предпринимать кардинальные шаги, нужды нет. Просто необходимо объяснить народу, что если Патриарх твоей церкви живет в другой стране, то, естественно, ты относишься к церкви той страны, где проживает Патриарх. Так во всем мире. В Прибалтике Церковь ушла из подчинения РПЦ и перешла под омофор Вселенского Патриарха. Таким образом, у них стала Константинопольская церковь. Поэтому, если у нас присутствует Московский патриархат, то не надо писать, что это Украинская православная церковь (МП). Это Русская православная церковь в Украине. Это людям даст четкое понимание, прихожанами какой церкви они хотят быть. В этом нет греха. Есть Русская церковь в Германии, в США и т.д. Еще раз повторю, в этом нет ничего предосудительного. Это выбор и свобода человека, какую церковь посещать. Но тогда нужно для себя осознать, что в храме Русской церкви ты молишься за здоровье русского Патриарха, за процветание России, за силу русского оружия. Т.е. если будет так решено, что в Украине действует РПЦ в Украине, вопросов никаких нет. Тогда конфликт исчезнет сам собой. И не надо делать никаких надрывов. Люди должны осознать, пускай и не за один день, что нет никаких патриархатов, ни Киевского, ни Московского, а есть две церкви – Украинская и Русская.

Кстати, в свое время Папа Иоанн Павел ІІ просил прощения за то, что католические священники, которые служили во время Второй мировой войны в Германии, благословляли немецких солдат на войну. Но это не правильно. В Писании сказано, что настоятель церкви должен благословлять и молиться за народ той страны, где он служит. 

- Тогда получается, что Кирилл, напутствуя российских солдат на братоубийственную войну в Украине, прав?

- С точки зрения Божьих законов, - да. Он молится за силу русского оружия и русских солдат. Другое дело, что своими действиями он ставит в двусмысленное положение УПЦ (МП) – им за кого молиться? За Украину или за Россию? Фактически, своими высказываниями, Московский Патриарх превращает УПЦ (МП) в «пятую колонну». Поэтому им и приходиться во время службы произносить: «мы молимся о Богохранимой стране нашей… О власте, воинстве и народе ея…», при этом не уточняя, о какой именно стране идет речь…

Поэтому я не понимаю, на что надеется Кирилл в Украине? Наши люди в большинстве своем образованы и необолванены тотальной пропагандой. Я уверен, что они со временем сделают свой выбор. Так хочет Господь, а раз так, так тому и быть…

- Отец Вячеслав, так зачем, все-таки, нужен бог в ХХІ веке?

Что в І, что в ХХІ веке значение Бога для человека не изменилось. Изменилась скорость понимания Бога, скорость того, как человек начинает осознавать Бога в своей жизни. Раньше на это уходили годы. Сегодня – минуты в Интернете достаточно, чтобы почерпнуть любую информацию о любой религии. Но эти знания лишь информация. Это еще не вера, это еще не Бог в тебе.

А Бог неизменен. Он дает человеку то, что давал и до нашей эры, и в средние века, и сейчас – Он дает веру в то, что человек - существо бессмертное, вечное. Даже, если бы человек этого не хотел. И это состояние наполненности, раскрытости и есть суть общения человека с Богом. Бог остается один и прежним, просто изменилась скорость…


Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Новости Одессы

Интервью

Валентин Федоров: «Выпускники Одесской юридической академии всегда получают престижную и высокооплачиваемую работу»

Наша беседа с доцентом, Заслуженным юристом Украины, ответственным секретарем Приемной комиссии Национального университета «Одесская юридическая академия» Валентином Федоровым.

16.06 в 16:11:00|Общество
1 0
Все интервью