Полковник в отставке: О планах Путина, угрозах Одесской области и военных преступлениях

07.10.2014 в 14:28:34|Политика
1 0
Полковник в отставке: О планах Путина, угрозах Одесской области и военных преступлениях

Надо разбираться в войне, чтобы о ней говорить. Поэтому Репортер редко поднимает тему военных действий на востоке Украины. Но есть люди, который могут на профессиональном уровне рассказать, как выходить из конфликта, как уберечь страну от потери территорий и что в действительности ожидает наш регион.

- Есть ли в Одесской области реальная угроза военного конфликта? Неоднократно слышала, что со стороны Приднестровья стоит военная техника, якобы там ждут агрессии со стороны Украины.

- С точки зрения военной теории, мы наблюдаем с вами социальный психоз, который специально подогревают путем различных информационных манипуляций: мы в опасности и Путин скоро к нам придет, в этом ему поможет Приднестровье и сепаратисты в Придунавье и Бессарабии. Говорят даже, что возможна и высадка десанта с Черного моря. Но такая схема интервенции в нашем регионе, как мне кажется, совершенно нереальна. Да, в Приднестровье есть какая-то часть российских военных, какая-то часть сумасшедших казаков и силы войск приднестровской республики с таким же уровнем боеспособности, как и у постоянно деградирующей украинской армии. Но не более того.

Для того, чтобы начать интервенцию, хотя бы такую, как в Донецке и Луганске, нужно иметь ресурсы. Их нет.

- Имеется в виду человеческие?

- Это и армия, это и боеготовая техника, подготовленные контингенты войск, развитая система разведки и контрразведки. Этого, еще раз повторюсь, нет. Мало того, очень проблематично в Приднестровье создать ударные группировки, поскольку эта территория вообще отрезана от Российской Федерации. Материально-техническое обеспечение, доставка техники, боеприпасов и продовольствия во время военного положения невозможны. Кроме того, если с Приднестровья начнется агрессия, то непризнанная республика окажется в чрезвычайно сложном положении. Поэтому я не верю в интервенцию с этой стороны в чистом виде. В диверсионный группы, в людей, которые могут что-то взорвать и как-то раскачать ситуацию в Придунавье - да. Но в масштабную военную кампанию - нет. Да и в сепаратистов в Бессарабии и Придунавье, которые будут способны провозгласить очередную республику, тоже не верю.

Да, настроения людей непроукраинские, да, народ думает мифами и определенную часть людей можно к чему-то склонить, но не более того.

Если давать оценку позициям вцелом, то ситуация совсем не похожа на войну. Это точно не та война, которой пугают современное общество. Если бы Президент Российской Федерации решил поработить суверенное государство Украина (а он может это сделать, поскольку единалично принимает решение), то ему надо было бы готовить ударные сили в Курской области, в Ростовской области, через своих друзей в Беларуси, подтягивать силы и формирования контингента в уже аннексированном Крыму. Клещами с этих направлений можно рассекающими или объединяющими ударами поставить Украину в очень тяжелую военную ситуацию.

Я не оценивают реакцию мирового сообщества, но с военной точки зрения, Путин мог бы это сделать, напрягая при этом весь военный ресурс России. Украина это не Грузия, Украина - это не Чечня. Что ни говори, но 46 миллионов населения, которое в своем большинстве не любит Путина, не позволят ему подавить нашу страну. Военная мощь государства - это не только ее обороноспособность, но и моральный дух населения. В Украине сейчас с этим хорошо. Поэтому Путину не удастся покорить нас. Ему это и не нужно. Ему надо удержать Украину в сфере своего влияния, чтобы Украина никогда не стала членом НАТО, чтобы никогда не демонстрировала эффективных реформ и бурных темпов развития. Ему надо, чтобы Украина усиливала внутренний раскол, но не позволяла раскалываться его Русскому миру. Потому что в чистом понимании сердце Русского мира находится в Киеве, а в Москве - центр Орды. Путин это прекрасно понимает, и ему важно иметь это сердце при себе.

Мало того, есть геополитические расклады. Кто владеет Украиной, тот, по сути, и влияет на безопасность всей Европы, тот и диктует условия Западному миру. Поэтому сегодня поставлена большая цена вопроса и для Европейского Союза со Штатами, и для России. Если Украина вдруг станет реформированной европейской страной, даже не территориально, а по сути, то Россия постепенно вынуждена будет становится точно такой же демократической свободной страной. Наверное, при этом от ее территории что-то отпадет, потому что Россия - это неочень природное объединение братских народов, многие из них захотят самостоятельности. Но сердцевина РФ в таких условиях действительно станет демократической европейской страной.

Но Путин себе не может позволить все военные силы, которые у него есть, бросить на эту войну с Украиной. Это был бы крайне неразумный шаг. Потому что есть границы еще и с Китаем, с Казахстаном, есть Северный Кавказ, есть огромная территория, где поразному все складывается, и ослабить свои позиции по всей территории ради Украины, как мне кажется, было бы абсурдом. Иначе Путин был бы идиотом. Он, конечно, ведет себя, как слон в посудной лавке, но он точно не идиот.

Я думаю, что Путину нужен анклав, крюк, за который можно держать Украину и не пускать ее в реформы, не пускать в Европу, в НАТО. И таким крюком не мог стать Крым, им станет Донецк и Луганск. Там будут тяжелые, нудные и никчемные переговоры и, по сути, одна треть Донецкой и Луганской области будет держать Украину, как якорь. И тогда Путин будет говорить: смотрите, как у них плохо, смотрите, как они не способны ни на что, как это «недогосударство» разваливается. Поэтому ему важно, чтобы на нашей территории все всегда было нестабильно. И тогда можно торговаться, договариваться с Европой на выгодный условиях для России. Ведь ЕС не нужно, чтобы у соседа крыша горела. Им лучше, давать денег, но чтобы было тихо и спокойно. Пусть даже бедно.

- На ваш взгляд, каков сегодня наиболее выгодный вариант разрешения ситуации на Донбассе?

- Мне сложно оценить наилучший вариант. Мне кажется, что надо говорить с людьми, но не ослаблять АТО. Как военный, я считаю, что в зоне антитеррористической операции надо вводить военное положение. Это даст один плюс - жесткую централизацию военного управления, при которой никто не будет обсуждать, почему именно так, а никак иначе. Сейчас у нас ведь каждый командир роты действует по своему усмотрению. Захотел - снялся, не захотел - не снялся. Я когда смотрю на события на Донбассе, когда сообщают, что батальон ушел, я начинаю возмущаться. Да за это расстреливали раньше. Что значит снялся и ушел? Это значит, что он позволил убить десятки, а может и сотни своих товарищей.

Иногда надо погибать на фронте. Война вообще аморальное дело. Но она так устроена, что надо жестко выполнять все приказы, иначе ты точно проиграешь. Иногда надо жертвовать солдатами. Да, это аморально, но приходится положить сотни, чтобы выжили тысячи. И решения принимают командиры. И это непререкаемо. Только так можно выиграть.

Единственным стабилизатором может быть наша стойкость. Не только готовность защищать, как ребята-добровольцы, а готовность всей страны жертвовать. Только вероятное появление горы трупов со стороны российских военных не позволяет Путину идти дальше. Путин возьмет ровно столько, сколько ему позволят украинцы и все украинское общество. Как бы больно не было, АТО надо довести до конца.

Надо давать регионам полномочия, надо усиливать децентрализацию, но нельзя торговать суверенитетом, государственной целостностью и территориями. Иначе эта страна не вызывает уважения. Поэтому другого варианта у нас нет, как защищать свою страну. Мир любой ценой - это плохой тезис. Мы все за мир, но нельзя, устанавливая мир, отдавая свои земли.

Чем опасна эта ситуация? Тем что, если мы дадим слабину, то возникнет вопрос, почему нельзя забрать Херсонскую область, Одесскую область и так далее?

- Сейчас многие говорят о военных преступлениях, в частности, международные организации. Вы, как военный, считаете ли возможным говорить сейчас о них во время войны?

- Эти преступления есть. И об этом нужно говорить, потому что это не убийства людей во время атаки или обороны, это ничем неоправданные убийства на улицах, это мародерство, это уничтожение людей только потому, что они придерживаются других взглядов или говорят на другом языке. К сожалению, война так устроена, что люди, которые убивают друг друга каждый день, теряют нормы морали. Когда твоего товарища убили и у тебя в руках автомат, а ты видишь пусть и безоружных, но противников, то поневоле возникает мысль в соответствии с Ветхим Заветом - око за око. И не все люди удерживаются от преступления. Люди слабые. И военные преступления надо разбирать, иначе мы потеряем свое человеческое лицо. Нельзя допустить, чтобы мы начали оправдывать подлеца только потому что он наш. Преступления нельзя прощать, иначе мы попадем в полный хаос.

Тут же надо еще понимать, что ненависть специально и каждодневно разжигается. Украинские воины видят, как поступают сепаратисты с пленными, что они делают с мирным населением, они смотрят телевидение, читают газеты, они верят мифам, которые распускаются. Они подвержаны этому негативному влиянию. А это приводит к определенному слому человеческой психики. Но в любом случае это должно иметь правовую оценку, кто бы ни совершил преступление: сепаратист, украинский патриот, другой какой-либо человек. Как и должно иметь правовую оценку то, что на территорию суверенного украинского государства зашел российский солдат и начала применять оружие.

- Каков, по вашему мнению, наиболее правильный вариант выхода из кризиса?

- Только в проведении реформ. Мы потеряем суверенитет, если не будем проводить необходимые мучительные реформы. Я убежден, что через год-два кусок хлеба на каждый день будет украинским счастьем для всех нас. Но это надо вытерпеть, если ты хочешь быть гражданином свободной суверенной страны. Ты должен будешь от чего-то отказаться, чтобы им быть. И это все должны понимать. Но чтобы все это понимали, нужно это объяснять, нужно пестовать патриотизм и желание вытерпеть, стиснув зубы, все. Сейчас уже нельзя, как все 23 года независимости Украины, людей покупать социальными подачками. Людям, нужно объяснить, что «сейчас надо потерпеть, провести необходимые реформы, поднять экономику и тогда вы будете получать больше. А сейчас вы не можете есть много, потому что у нас нет этого много. Затяните пояса и ешьте ровно столько, на сколько вы работаете, насколько эффективно государство».

Без эффективных реформ в экономике, социальной сфере, в общественных отношениях, наша страна потеряет суверенитет. И в этом, кстати, есть расчет Путина. Он будет все время говорить, мол, посмотрите, как у них там все плохо, им надо помогать, им надо хлеб возить, потому что они там вымрут сами по себе. И это грозит, конечно, социальными взрывами. Когда люди будут есть все меньше и не будут видеть просвета, они будут задавать все больше и больше вопросов. Поэтому наше с вами спасение - в быстрых реформах. Караван должен идти, несмотря ни на что.

Втрое, что нужно менять - коррупция. Это то, что разъело нашу государственность до основания. Она - государственность Украины - уже не имеет формы, уже не стоит нормально. И если мы не поборим коррупцию, то мы потеряем все. И пока в обществе есть запрос на такие изменения, нужно им пользоваться.

И последнее - нам нужно усиливать армию. К нам пришло осознание, что за суверенитет и свои территории надо бороться, надо на это тратить деньги. Я надеюсь, что ситуация даст толчок к развитию армии. Ведь от способности обороняться зависит будущее не только Украины, но и место каждого человека в вертикали власти. Поэтому наконец-то придет понимание, что украинский военный - это гражданин в почете и о нем надо заботиться, несмотря на то, что он внешне выглядит, как дармоед и ничего не делает. Но он иногда должен умереть за родину, а потому он достоин того, чтобы его кормили и обеспечивали.

Нам нужно отказаться от идеи внеблокового статуса. Конечно, блоковый статус снижает  маневр на геополитической арене, это риск быть втянутыми в вону вне своей воли, но это и большие плюсы. Это дает настоящую обороноспособность, а не такую, как мы сейчас имеем, и это позволит, одновременно, экономить на обороноспособности. Мы посчитали, что в 2,5-3 раза дороже обеспечивать армию самостоятельно, чем быть в военно-политическом союзе. И многие страны, особенно такие бедные, как Украина, не могут себе позволить тратить большие деньги на армию. Поэтому мы только говорили об обороноспособности, о национальной безопасности, но ее не имели. Мы сейчас за это платим потерей Крыма, невозможностью решить быстро конфликт на востоке страны.

- А как быть с теми людьми, которые утверждают, что они живут в «фашисткой Украине»? Ведь их в нашем регионе довольно много.

- Я не считаю наше государство фашистским в принципе. Мне сложно сейчас найти страну, где более расхлябано и так снисходительно относятся к любым проявлениям гражданской позиции. Даже в Европе невозможно взять и перекрыть дорогу, чтобы тебе потом никто по голове не дал за это. У нас же захотел - вышел с чужим флагом, захотел - ворвался куда-то и не понес за это ответственность. У нас свобод больше, чем у стран, которые называют себя демократическими.

Но при этом я отдаю себе отчет, что мы не только не проводили эффективных реформ, но мы ничего не делали для того, чтобы наше государство имело эффективную информационную политику. Мы не популяризовали нашу страну даже внутри нашей страны. Я уже не говорю о внешней политике. У нас позволительно жить десятилетиями в Украине, не любить ее и демонстрировать это постоянно. Попробуйте выйти в США и сказать, что вы ненавидите США, а нравится вам Мексика. Да вас затопчут сразу. И это провалы в политике.

Украинцы ведь ничего не знают ни о Европейском Союзе, ни о Российской Федерации. Им в третьем классе Мария Ивановна сказала, что НАТО - это негр с окровавленными рукавами, и они до сих пор так думают. Они не знают ни истории, ни культуры. У нас очень мало людей, способных к анализу, которые сами могут оценить обстановку. С людьми надо работать. Их надо просвещать. Надо делать больше интересных программ об Украине, больше простых и увлекательных книжек выпускать. Не надо ничего навязывать: ни русский, ни украинский, ни болгарский языки. Просто нужно выдавать больше интересной продукции, и все - люди сами потянутся к этому. Если суметь еще поднять экономику, и все проблеми уйдут автоматически. Каждый захочет жить здесь, иметь свой кусок хлеба с маслом и мы превратимся в вялых, сытых еропейцев. Многие люди этого хотят. Общие желание и усилия должны привести нас к нормальной, человеческой жизни. По-другому не бывает.


Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Новости Одессы

Интервью

Интервью с лидером Украинской морской партии, почётным гражданином города Одессы и Одесской области Сергеем Киваловым

Интервью с лидером Украинской морской партии, почётным гражданином города Одессы и Одесской обл.

06.08 в 18:43:00|Общество
1 0
Все интервью