Георгий Почепцов: Демократия возможна, когда этого хочет и общество, и власть

08.07.2011 в 10:00:04|Общество
1 1
Георгий Почепцов: Демократия возможна, когда этого хочет и общество, и власть

В рамках Международной научно-практической конференции по рекламе и PR Одессу посетил доктор филологических наук, профессор Георгий Почепцов. В разное время он читал лекции в университетах Москвы, Еревана, Санкт-Петербурга, МИДах Латвии, Эстонии, Украины. По учебникам этого автора занимаются студенты, изучающие социальные коммуникации.

– Насколько актуальны и живы сейчас вечные для украинцев манипулятивные темы языка, НАТО?


– С одной стороны, они всегда актуальны. Но их статус на данный момент определяет социология. А если их актуальность падает, достаточно легко ее начинают поднимать, втягивая в обсуждение всю страну. Но все это последствия невыстроенной самоидентичности – мы пока еще не знаем, кто мы. Конфликт двух наших идентичностей (западной и восточной) говорит о том, что придется выстраивать третью идентичность, которая возьмет какие-то черты из одной, а какие-то – из другой. Кстати, мир завтрашний может оказаться совершенно другим, для него все эти вопросы вообще могут отойти на второй план.

– Возможна ли демократия при нынешнем потенциале и количестве манипуляций?

– Возможна, когда этого хочет и общество, и власть. Например, сейчас Великобритания, а также Франция и США переходят к новому пониманию роли государства. Они обнаружили, что за последние десятилетия экономическая жизнь их граждан улучшилась, а уровень счастья остался тем же. Поэтому они заняты тем, чтобы поднять уровень счастья в стране. Бутан, например, входит в десятку самых счастливых стран мира, хотя экономически он далек от уровня развитых стран.

– Насколько возможна теория управляемого хаоса, когда общество убеждают, что идея верна, и оно само уже действует, «как надо»?

– Теория возможна всегда. Насколько реальным является ее применение? Мир вошел сегодня в такую фазу, когда стали рушиться правила, например, суверенность стран. Хаос предшествует переходу к новому состоянию социосистемы. Скажем, перестройка с этой точки зрения была порождением хаоса, который и позволил совершить перехват власти. Ведь в этот период герои и антигерои поменялись местами. Но и 1917 г. звучал под таким же лозунгом: кто был никем, тот станет всем.

– Институты гражданского общества могут противостоять этой теории? Или же они сами ее продуцируют?

– Институты гражданского общества могут бороться с другим – они позволяют преодолевать атомизацию общества, которая происходила и при социализме, и при капитализме. Обе эти системы были заинтересованы в атомизации в целях упрощения управления людьми. Сегодня, например, Великобритания занялась активным строительством «ассоциаций» людей снизу.

В политическом PR есть прием поддержания рейтинга кандидата путем сообщения о нем только позитивных фактов. Насколько он действенен сейчас?

– Более достоверным является другой прием: на три позитивных факта идет один негативный. В этом случае возрастает уровень доверия массового сознания к этому информационному потоку.

– В интервью газете «День» Вы сказали, что современный украинский журналист не должен отвечать за переосмысление обществом своей истории. Какие еще функции он не может выполнять из тех, за которые он сегодня берется?

– Это важный и хороший вопрос. Журналист в силу профессии начинает выступать в роли судьи, перенося свое, по сути, поверхностное мнение в ранг единственной истины. А ведь это «дети», которые, к тому же, и читают очень мало, что не дает возможности компенсировать недостатки своего образования. Их реальный опыт не соответствует статусу тех проблем, которые они берутся обсуждать.

– Недавно в интервью газете «Зеркало недели» Вы сказали, что, по сути, большинству украинских студентов не нужно хорошее образование, они просто ждут диплом. Такую ситуацию можно изменить?

– Ее можно изменить только в двух-трех вузах. Во всех уже нельзя, пусть они продолжают штамповать дипломы, поскольку дипломы могут быть разными. Мы уже не в состоянии всем дать качественное образование. Надо его давать хотя бы 5-10 процентам, чтобы было кому заниматься страной. В тех же США есть не более десяти престижных университетов, которые известны всем.

– Сейчас как раз много говорят о реформировании высшего образования. Как, по-вашему, следует реформировать и стоит ли учитывать факт нежелания студентов учиться?

– Большинство выпускников следует ограничить бакалавратом, сегодня нам нет необходимости иметь такое количество магистров. И сделать несколько современных специальностей, где переучивать имеющихся магистров по тем новым предметам, по которым мы не готовим сегодня специалистов.

Ошибкой нашей системы образования является обязательность «продажи» только 60 предметов сразу, то есть когда человек в результат получает диплом о высшем образовании. На Западе человек может записаться на один курс и слушать только его. Мы тоже должны дать право послушать один курс. Это и будет повышением квалификации. Считается, что инженерная специальность сегодня устаревает на три года. То есть через три года человек с дипломом инженера «равняется» человеку без диплома. Поэтому акцент надо делать на переподготовке тех людей, которые уже имеют высшее образование. Тем более, что власть сегодня будет постепенно перетекать к «креативному классу», то есть к тем, кто способен порождать новое.


Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Новости Одессы

Интервью

Престижный диплом и гарантированное трудоустройство: почему абитуриенты выбирают социально-правовой факультет Национального университета «Одесская юридическая академия»

Выбор учебного заведения – задача не менее ответственная, чем выбор самой профессии. Но не менее важно выбрать факультет и определиться с будущей специальностью, которая соответствует всем чаяниям и требованиям абитуриента.

11.02 в 14:31:00|Общество
1 0
Все интервью