Игорь Урбанский: государство должно чётко понимать интересы Украины – как транспортного транзитного государства!

15.07.2006 в 17:10:22|
0 0
Игорь Урбанский: государство должно чётко понимать интересы Украины – как транспортного транзитного государства!

Украинская экономика, бесспорно, нуждается в оздоровлении. Но что именно произведёт тот необходимый эффект, который даст экономике вторую жизнь? Специалисты расходятся во мнениях. Многие эксперты акцентируют внимание на возможностях Украины по транзиту энергоносителей. Но транспортники говорят ещё об одном транзите – для которого у Украины есть всё по определению, в том числе и географическое положение.

«Репортёр»: – Игорь Анатольевич, Вы говорили о том, что у Украины нет газа, но есть то, что способно с лихвой заменить недостаток собственных энергоносителей. Это возможности транзитных грузоперевозок. Поэтому Украина должна стать транзитной страной. Что нужно сделать для того, чтобы своими транзитными способностями Украина облегчила себе проблему отсутствия газа и нефти?

Игорь Урбанский: – Отмечу, что с транзитом, например, газа – у нас всё в порядке. Трубопровод – это тоже вид транспорта… Но я хочу сказать о следующем. Когда долго занимаешься транспортной логистикой, ты очень ясно видишь все те моменты в сфере транспорта, которые нужно улучшить, «подтянуть» и т.д. А Украина в этом смысле «хороша» тем, что у нас – где ни копни, везде нужно что-то делать, улучшать, менять, достраивать, перестраивать. Это огромная проблема – Украина до сих пор не может стать транзитным государством. И здесь целый комплекс вопросов. Во-первых, железные дороги, во-вторых, шоссейные дороги, в третьих – таможня, работа пунктов пропуска, кроме того – система работы в портах… И всё это нужно делать в первую очередь!

«Р»: – Все вопросы – первостепенные?

И.У.: – Да, всё нужно менять в комплексе! Нельзя решить, например, проблему, шоссейных дорог, и всё сразу заработает. Потому что для того, чтобы шоссейные дороги, эти автобаны, работали так, как надо, – необходимо решить проблему «транспортных коридоров». Поверьте мне, сегодня идёт серьёзная борьба, настоящая борьба – между странами – за оперирование этими международными «транспортными коридорами». На самом деле недостаточно просто объявить Девятый или, там, Седьмой международный транспортный коридор. Нужно ещё очень много для этого сделать. Поэтому я думаю, что Министерству транспорта и связи придётся очень много и тесно работать с Министерством иностранных дел, с Министерством экономики, с Министерством промышленной политики, с губернаторами на местах. Представьте, мы создаём нашу украинскую логистическую компанию. Это не просто так: пришёл теплоход, мы его разгрузили и развезли грузы – нет! Это целый комплекс вопросов – как и откуда это судно придёт, как его обработают в порту, как скоро уйдут грузы из этого порта, и как дёшево и быстро они будут доставлены по назначению. Кроме того, существуют, интермодальные перевозки. В своё время Соединённые Штаты Америки решили проблему интермодала. Была такая контейнерная линия, «Америкен Президент Лайн. Эраунд Уорлд Сёрвис». Они делали такие контейнеровозы, которые входили в шлюзы Панамского канала. Потом они начали строить контейнеровозы большего размера – больше контейнеров на судне, меньше ставка, это понятно. Так вот огромные контейнеровозы приходили на западное побережье выгружались, контейнеры ставили на железнодорожные платформы и везли на западное побережье – где они опять перегружались на огромные контейнеровозы и шли дальше по назначению. Так вот, они первые назвали свои контейнеровозы магистральными и создали специальные терминалы по переработке контейнеров…

Мы тоже могли бы создать интермодал здесь. Для этого нужно создать большие платформы, которые перевозили бы по четыре 20-футовых контейнера в ряд… Это всё можно сделать!

«Р»: – Чего нам для этого не хватает? Доброй воли правительства, парламента?

И.У.: – Тут вновь целый комплекс вопросов. Нужно и законодательно очень многие вещи «подправить»… Например, Кодекс торгового мореплавания не менялся с 1993 года. У меня уже мозоль на языке из-за этого!..

«Р»: – Внутреннее судоходство…

И.У.: – Судоходство по внутренним водным путям вообще не имеет законодательства! Гуляй поле!

«Р»: – Если следовать Вашему сравнению, что транспорт – это вены и артерии страны, то складывается впечатление, что у нас многие артерии «забиты» и всё чревато инфарктом…

И.У.: – Ну, в таком виде всё это ещё может долго существовать, но так мы никогда не станем частью евроазиатской транспортной системы. Никогда! И тогда нашу страну либо обойдут, либо поставят в такое положение, что, мол, ребята, у вас тут есть рабочие руки, вы нам послужите, а мы вам дадим немного денег! И это уже наблюдается! Например: купили немцы каолиновое месторождение. Так они не идут к украинским логическим компаниям: ребята, решите нам логистику с этим каолином в Европу! Нет, они идут к австрийцам, чтобы те построили им логистику в Украине. А австрийцы идут ко мне – сделай, пожалуйста, то-то и то-то! Наша компания вынуждена соглашаться, но это уже субподряд.

То, о чём я говорю, должно стать частью государственной политики. Если государство будет думать об этом столько же, сколько оно думает о своей энергетической безопасности – всё будет хорошо в транспортной сфере!

«Р»: – Первый же профессиональный термин, который Вы употребили в разговоре, – логистика! А когда о транспорте рассуждают наши чиновники, они говорят об инвестициях, грузопотоках, но этот термин – «логистика» – практически отсутствует в их речи…

И.У.: – Вообще, термин «логистика» был придуман генералом Маршаллом (помните – План Маршалла!). Он служил начальником тыла, говоря нашим языком, у командующего американским экспедиционным корпусом Эйзенхауэра. Так вот, он организовал систему снабжения американской армии – и назвал это всё «logistics». И, по-моему, Эйзенхауэру принадлежат слова: «Я понятия не имею, что это такое, но я хочу это иметь!». Потому что в результате Маршалл добился снабжения американской армии – как часы!

А сегодня под логистикой понимают доставку грузов! Сегодня это уже наука, она изучает способы доставки грузов из точки А в точку Б наиболее эффективным путём.

«Р»: – А каков потенциал украинской логистики? Она способна «выйти за рубеж»?

И.У.: – Конечно! Мы и сейчас так работаем, доставляем грузы по всему миру. У меня есть судно, являющееся частью логистической цепочки между Австралией и островами Океании. Много есть интересных проектов…

Так вот, для нормальной работы украинской логистики нужно, чтобы в стране эффективно работали все сегменты транспорта – автомобильный, железнодорожный, авиационный, морской. Ну если с автомобильным и железнодорожным ситуация, более-менее, ясна… Насчёт трубопровода – мы тоже знаем, что, слава Богу, всё в порядке, у нас он есть, у нас его много (улыбается – «Репортёр»)… То с морским транспортом дела значительно хуже. И условий для того, чтобы у нас стали появляться активно работающие судоходные компании, пока нет. Это задача Минтранса, задача правительства – создание таких условий. У меня есть программа, я знаю, что нужно делать. Кроме того, мне удалось собрать команду единомышленников, которые чётко знают, что делать.

Теперь об инвестициях. Они не нужны. Это парадокс, но это так! Нужны не инвестиции, нужны условия для того, чтобы бизнес увидел привлекательность и необходимость вложений средств в эту отрасль. Ведь если у украинской логистической компании будет такой контракт – с ним можно брать какое угодно финансирование! Имея такой контракт, любой бизнесмен будет финансировать это дело!

«Р»: – То есть, лучше не столько помогать – сколько не мешать?

И.У.: – Государство должно чётко осознавать понимать транспортные интересы страны! Интересы Украины как транспортного транзитного государства.

«Р»: – Это стратегический интерес?

И.У.: – Безусловно! И за это борются очень серьёзные компании… Например, «стальные короли» Украины очень хорошо понимают, что такое логистика, у нас с ними общие интересы в этом плане. Думаю, они выступят нашими союзниками в этом вопросе. На самом деле нужно строить государственную логистику! Правительство должно понимать, что это один из основных приоритетов. Ни в коем случае нельзя считать транспорт второстепенной отраслью, наоборот – это локомотивный сектор народного хозяйства. Развивая транспорт, мы развиваем огромное число других – наукоёмких производств… Это одна сторона. Есть другая… Нелегко сказать, это как-то радикально звучит… Но: страны вели войны за выход к морю! И при этом у морской страны Украины нет морского транспорта. Большое количество неплохих портов – при полном отсутствии морского транспорта! Я помню времена, когда заходишь в порт и видишь трубы, трубы, трубы судов – и все наши! А сейчас?.. У меня ещё окна офиса так расположены, что хорошо видно – как загружен Одесский порт. Как мало тут нашего флота!

«Р»: – Игорь Анатольевич, вопрос о Вас, о Вашей персоне. Соцпартия выдвинула Вас кандидатом на пост министра транспорта от первой парламентской коалиции. Сейчас у нас есть вторая, там, глядишь, может быть и третья и т.д. Что Вы «нового» о себе узнали за то время, что пребывали в этой «ипостаси»?

И.У.: – Да, обо мне написали немало неприятных вещей. Хочу сказать, что с одной стороны всё это смешно, потому что непрофессионально. Но с другой, когда читатель, человек, не являющийся специалистом в области транспорта, берёт в руки материал, где меня называют контрабандистом оружия… Это звучит ужасно! Я не контрабандист, это даже комментировать не буду… Кое-что поясню. Торговля оружием в мире – один из самых престижных видов торговли. Страны-«мэйджоры», члены «Большой восьмёрки», очень серьёзно конкурируют между собой за рынки сбыта – и за само право торговать оружием. Они очень ревностно смотрят, чтобы никто другой не «вылез» и не начал приторговывать. Это прерогатива только государств – и занимаются этим государственные организации. Существуют не более чем два десятка судоходных компаний, которые имеют право возить эти грузы. Два года назад, в 2004 году мы получили сертификат официального перевозчика Организации Объединённых Наций, и с этого момента мы регулярно участвует в тендерах на перевозку грузов НАТО. Но там тоже не «пробьёшься» – можно быть очень хорошим, но повезёт этот груз какой-нибудь англичанин. Это понятно! (Но опять же естественно, что когда «Укрспецэкспорт» хочет перевезти свой груз…ну не повезёт его англичанин!) Так существует сегодня! Но мы всё равно стараемся! Вот и сейчас мы участвуем в тендере на перевозку «Голубых касок ООН».

Нужно понимать ещё одну вещь! Оружие в сегодняшнем мире – это, в большей части, не средство нападения. Вооружение – это средство сдерживания. Но при перевозке подобных грузов случаются различные неприятные вещи. Бывает так, что в конкурентной борьбе одна из сторон применяет запрещённые приёмы, провокации, чреватые, например, задержками транспорта. Но за этим следят, так скажем… определённые органы определённых стран!

«Р»: – Как Вы считаете, кому может быть «на руку» распространение подобной информации – кому-то из отечественных «кругов» или, может быть, российских? Публикуются заявления со ссылкой на российские власти, на ФСБ. Дело конкуренции?

И.У.: – Я так далеко не захожу, не переоцените меня! Поверьте, я не сижу день и ночь и не думаю – кто же обо мне это пишет… Мне есть чем заниматься! А пишут те, кому это нужно…

«Р»: – Но ведь в Украине поддержали эти темы…

И.У.: – Ну поддержали! Но если бы не был я кандидатом на пост министра транспорта – или если бы это министерство никого не интересовало, – то и не начали бы придумывать эти глупости!

«Р»: – Ещё одна неприятная тема… Это из той же серии? Я говорю о том, что сегодня ряд СМИ опять вспомнили о предприятии дноуглубительных работ «Черазморпуть», проще говоря, «ЧАМП», о его тяжёлом положении. Фигурируют фамилии замначальника предприятия Белова, главы Госдепартамента морского транспорта Работнёва, министра транспорта Червоненко – и Ваша, как главного «идеолога» и разработчика схемы развала «ЧАМП». Скажите, Вы прямо за этим столом разрабатывали схему «развала» предприятия?

И.У.: – Да, прямо здесь! (смеётся) С «ЧАМП» получилась такая история… Предприятие развалили! Ещё год назад его, наверное, можно было сохранить. «Черазморпуть» был бы структурным подразделением Министерства транспорта. Нужно было наладить систему управления качеством, организовать нормальный менеджмент. И инвестиций там много не нужно было! Так вот, наша компания получила предложение от Министерства транспорта принять участие в тендере – с тем, чтобы взять в управления предприятие «Черазморпуть». Мы выработали программу, пришли с ней и показали её – и с тех пор ничего не произошло. Реакции как таковой не было, нам не сказали ни «да», ни «нет». Но, видно, те ребята, которые там рядом «суетились», – так вот, они подсуетились и написали гадкую статью о том, что я с незапамятных времён являюсь «архитектором развала» «ЧАМП»… Да, было неприятно! Хочешь действительно наладить дело, поставить европейский менеджмент – но всегда находятся не очень добросовестные люди, которые напишут всякий бред!.. В общем, думаю, что дела на предприятии сейчас очень плохи…

«Р»: – Его может постигнуть участь Черноморского морского пароходства?

И.У.: – Боюсь, что так и будет…

«Р»: – Вспоминают сегодня ещё одно: 2001 год, судно «Анастасия», задержанное за контрабанду на Канарах, и будто бы Вы заплатили 850 тысяч долларов за то, чтобы «отмазать» судно…

И.У.: –Хотел бы я быть таким парнем, который запросто такую сумму достаёт из кармана!.. Все перевозки страхуются страховыми компаниями. Если у тебя судно и вся ответственность перед третьими лицами не застрахованы страховой компанией либо в страховом клубе, ни один уважающий себя грузоотправитель не положит грамм своего груза тебе на палубу или в трюм! Деньги заплатила страховая компания, штраф действительно был большим. Что там произошло? При заходе на бункеровку (загрузку топливом из бункеровочного судна – «Реп.») в порт Лас-Пальмас капитан не проставил наличие опасного груза в специальном сообщении о приходе. Вы понимаете, что все перемещения подобных грузов, оружия и т.п., находятся под наблюдением соответствующих служб. Поэтому никакой контрабанды быть и не могло: потому что ещё задолго до захода судна в Лас-Пальмас портовые службы знали о наличии такого груза на борту… Относительно всей этой истории я бы выразился иносказательно: главное сказать, что у тебя сестра гуляет, а ты потом доказывай, что у тебя вообще нет сестры…

«Р»: – Что представляет из себя руководимая Вами компания?

И.У.: – Мы управляем флотом, двумя судоремонтными заводами… Четырнадцать лет назад мы начинали как брокерско-экспедиторская компания. Сейчас это, с одной стороны, судоходный кластер, с другой – транспортно-логистический холдинг. У нас есть всё, что связано с морскими перевозками. В холдинге есть агентские компании, экспедиторские компании, логистический центр, судоходные управляющие компании, есть компании, управляющие судоремонтными предприятиями.

«Р»: – Вы бы смогли в качестве министра транспорта создать режим благоприятствования украинскому флагу? Или это не под силу одному ведомству?

И.У.: – Это очень серьёзный вопрос. Просто сказать «да» – значит, быть безответственным человеком. Я понимаю, что это задача правительства, а не только одного министерства. Да, инициатива должна исходить от Минтранса, безусловно, но одному ему это не под силу! Есть несколько министерств, усилия которых должны быть объединены. Есть и законодательные, и налоговые аспекты. Вопросы грузопотоков и собственности. Это должно стать частью стратегической политики государства!

Беседовал Сергей Ляликов.


Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Новости Одессы

Интервью

Интервью с лидером Украинской морской партии, почётным гражданином города Одессы и Одесской области Сергеем Киваловым

Интервью с лидером Украинской морской партии, почётным гражданином города Одессы и Одесской обл.

06.08 в 18:43:00|Общество
1 0
Все интервью