Люди подземелья, или «Черные кроты» украинских шахт

16.05.2013 в 20:01:48
Общество
1 0

В качестве стажера мне посчастливилось попасть в одну из шахт Донецкой области. Так сказать, увидеть недра подземелья, ежедневные трудовые будни украинских шахтеров. Для одних это приключение, любопытство и жажда новых ощущений, для других же – суровая реальность…

Добыть немного угля прямо из забоя собственными руками, увидеть этот мир изнутри: вот что двигало мной при погружении в подземные глубины. Но никто не предупреждал, с чем мы могли столкнуться на глубине восемьсот пятидесяти метрах под землей. И это не предел для шахт Донбасса, одна тысяча метров и более…. Все трудности, наоборот, только подстегивают двигаться вперед. Резиновые сапоги сорок третьего размера на мой тридцать восьмой, обуваемые на портянки, двойная роба из плотных натуральных тканей и температура, которая зашкаливает за сорок. Единственно, что вызвало у меня беспокойство, это тяжелая железная капсула с кислородом, которого должно хватить на 5 часов отсидки или 1,5 часа бега, если произойдет обвал породы. По словам нашего проводника, капсула – то, с чем шахтер не должен расставаться ни на минуту. На вопрос, «а что же делать дальше, когда кислород будет на исходе?», проводник невесело усмехнулся… Каска и двух килограммовая коногонка (осветительный прибор) завершают выданный комплект снаряжения.


Только оказавшись в «клети» - лифте, опускающем шахтеров на шести часовую смену, начинаешь осознавать, насколько физически и психологически тяжело быть там… Без коногоночного источника — непроглядная тьма, полное отсутствие света. Могильная темнота. Многочасовое пребывание в таком месте. Опуститься в это нутро земли и удержаться…

По мере погружения клети на глубину так четко просматривались грани пластов земли. Их цвета — от буро-коричневого до зеленоватых оттенков, фактура и, наконец, просто струящаяся вода по стенкам лифтовой шахты — все хотелось запечатлеть. Тяжелые вагонетки, поставляющие уголь прямо с транспортировочных лент из забоя; шахтеров, работающих с голым торсом, что запрещают нормы безопасности; угольную пыль вперемешку с потом и мазутом, покрывающую оголенные тела мужчин. Но нам нельзя было это снимать.


Замедляли шаг дикая жара, доходившая до сорока пяти градусов, усугубляющая самочувствие всепоглощающая влажность, грунтовые воды, протекающие в канавах. Устаревшее насосное оборудование с трудом справляется со своей работой. В топкой грязевой жиже, перемешанной с рассыпчатыми частицами, так и норовил застрять мой сапог.

Состояние туннелей просто ужасает. В некоторых местах встречались разрывы железной крепи. Арки сводов не ремонтировались со дня открытия шахты, а это несколько десятилетий назад. И ненароком отвалившийся кусок кровли выработки может привести к смертельным случаям в шахтах.


Из-за нехватки кислорода начинает кружиться голова. Один опытный шахтер, давно работающий на этой шахте, сказал мне, «или это становится нормой твоего пребывания в подобной среде, или же ты попросту перестаешь обращать на это внимание».

Еще одна новость: до забоя — два с половиной километра этого ада, при этом последние пятьсот метров завершает тридцатиградусный подъем. По пути нам встречались рабочие бригады, производящих ремонт рельс для транспортировки угля. Из самой крупной техники — первенство за комбайнами: проходческий и очистной. Но самое важное место среди этого четко отлаженного рабочего процесса – это люди. Как-то мне сказали, «что проходчики – самые смелые и бесшабашные ребята». А еще крепильщики, добытчики, ГРОЗы (горнорабочие очистного забоя), работающие в полусогнутой целую смену, МГВМ (машинисты горно-выимочных машин).



И вот, наконец, царство Плутона открывает перед нами свои сокровища. Пласты антрацита — лучший сорт каменного угля, отличающийся черно-серым цветом с вкраплением металлического блеска. Такой твердый, с высокой плотностью и большой теплотворной отдачей. Одна из самых желанных добыч «черных кротов», так в шутку называют себя шахтеры, веселые ребята, в большинстве своем. Они умеют радоваться простым мелочам — отпечатку веточки папоротника на угле, например.

Очень сильное волнение… Вот что испытываешь, оказавшись невольным участником этого процесса, глобального движения угольной промышленности. «Подземные вены», кормящие нашу землю, именно так представляются перед взором эти невероятно красивые пласты породы.

В какой то момент ты начинаешь смотреть на людей, работающих здесь, как на героев. Непризнанных и незащищенных. С тяжелым взглядом и белоснежной улыбкой на черных лицах. При их каторжном труде и ежедневном риске для жизни наше государство продолжает унижать их задержками заработных плат по 2-3 месяца и нечеловеческими условиями труда, независимо от того частная это шахта или государственная.

К кому идти со всем этим? Не знаю ни я, случайный гость этих подземных царств, ни сами «горняки», проводящие большую часть жизни вдали от солнечных лучей…


Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Новости Одессы

Интервью

Сергей  Кивалов: Я иду в мэры Одессы! Я иду побеждать!

По данным соцопросов, проведенных Киевским центром реформ и развития совместно с ведущими одесскими университетами, Украинская морская партия уверенно проходит в городской совет, а лидер политсилы Сергей Кивалов вышел на первое место в рейтинге кандидатов на пост городского головы.

19.10 в 16:01:00|Политика
1 0
Все интервью