А была ли Одесса украинской?

17.04.2013 в 15:15:44
Общество
1 0

Считается, что наш город — многонациональный. Одесса еврейская известна всему миру. Это особый язык, юмор, литература. С русской Одессой тоже все в порядке, как и с русским языком и культурой в нашем городе. По праву существует даже Одесса болгарская, ведь до освобождения Болгарии от турецкого владычества именно у нас находили приют лучшие умы этой страны — Иван Вазов, Христо Ботев, Дмитрий Мутев. А вот «украинский» взгляд на Одессу по сей день считается дискуссионным.  У одних эта точка зрения вызывает злую улыбку или ярость, у других — симпатию . Между тем, едва ли не половина  одесситов имеет украинские фамилии, а козацкие корни есть почти у всех. Поэтому сбрасывать со счетов украинскую Одессу не надо. Она — явь, а не идеологический продукт, как полагают некоторые.

Откуда есть Кваснюк?

В только что построенную Одессу устремился люд со всех сторон света. От чумы и турецкого ига бежали греки. Они дали городу много торговых династий. Французов и итальянцев было немного, но как на подбор — архитекторы, артисты и музыканты. Болгары, образовав крупнейшую за пределами Турции диаспору, получили возможность развивать свою культуру и словесность. Русские и поляки занимали административные должности. Но самый крупный поток переселенцев был с севера, где простирался от Карпат до Дона огромный массив украинских земель. Из Галиции и Подолья шли евреи-ремесленники и малоземельные крестьяне. Они привнесли в нашу среду полный ассортимент еврейских фамилий, а также типичные для Западной Украины прозвища с окончанием  –ук(юк) — Михайлюк, Бевзюк, Кваснюк или полонизированные имена на –ский — Слаболицкий, Блажевский, Боровский. Пришельцы с запада составляли большинство украинских мигрантов вплоть до 60-х годов, когда стали массово переселятся в города освобожденные от крепостничества крестьяне «Большой Украины». Отсюда пошел стандартный набор украинских фамилий  с окончанием  -ко — Гончаренко, Витренко, Кравченко.

Дети окраин

Украинские эммигранты принадлежали в основном к деклассированным элементам, которые покидали родные поля и шли «світ за очі»  в поисках лучшей жизни. Наиболее охотно они устраивались в порту. Еще в конце 20-х годов ХІХ века городские власти спланировали для поселенцев целый городок неподалеку от порта — Слободку.  Крохотные кварталы разбили на крохотные участки по 2-3 сотки. Максимум, что могли позволить себе хозяева, это развести садик и посадить немного картошки. Ненамного вольготнее жилось и на Молдаванке, Пересыпи и Бугаевке, где находило приют большинство бывших крестьян.

«Русские навеки»

С таким контингентом украинцы не могли играть активной роли в общественной и культурной жизни города. Среди них не было той образованной аристократической надстройки, что у русских и поляков. Точнее, она существовала, но придерживалась «великодержавного» вектора. Российская империя была образованием громоздким и неустойчивым. Поэтому ее создатели стремились придать ей больше единства.  Для этого пригодилась теория о триединстве русского народа — великороссов, малороссов и белорусов. Считалось, что первые сохранили традиции Киевской Руси, тогда как последние два народа были обработаны поляками, литовцами и татарами. Российская империя при этом выступала как бы инструментом божественного провидения, призванным восстановить величие русского народа через единение, соборность и православие. Претензии на культурную и языковую автономию воспринимались как нож в спину государства. Собственно, до Тараса Шевченко никто и не «рыпался». Аристократия и служилая интеллигенция были заинтересованы в великодержавной идеологии. Она давала им упоительное чувство величия, а также вполне ощутимые привилегии, которых не было больше нигде в Европе. Так знатные и образованные украинцы отвернулись от простых и неграмотных, поставив на национальной культуре большой и жирный крест.

Для полноты картины следует отметить, что главными идеологами российского имперского проекта был украинец Феофан Прокопович, ректор Киево-Могилянки, а затем ближайший советник Петра І.  По тому же пути последовали Дмитрий Туптало, Симеон Полоцкий, Епифаний Славунецкий, козацкие роды Розумовских, Гоголей, Безбородьков и так далее. Все они сделали огромнейший вклад в создание Российской империи, принадлежавшей, по сути, всей Восточной Европе, а не одному лишь народу.

Непрестижная нация

Малороссы – так тогда называли украинцев, считались «не совсем русскими». Разумеется, гораздо престижнее было быть «совсем русским». Поэтому многие украинцы, «сделав деньги» и превратившись в буржуа, на полном основании изменяли национальность. Собственно, к тому времени они уже ничем не отличались от остальных.

Простые люди, между тем, постепенно переходили на русский, ставший языком межнационального общения. Добавим к этому здоровую любовь к отечеству и царю, православное вероисповедание и стремление отмежеваться от инородцев — евреев и поляков, — и через несколько поколений украинец по своей воле и без какого-либо греха на душе именовал себя русским.

Но и это не объясняет, почему только 5,6% одесситов по переписи 1897 года признали себя малороссами. Во-первых, невозможно допустить, будто в Новороссию и Одессу в том числе направлялись на поселение почти исключительно из далекой России и почти не ехали из близкой и густонаселенной Украины. Во-вторых, пик миграции в наш город пришелся на 80-е годы ХІХ века и «новоиспеченные» одесситы украинского происхождения просто не успели бы «обрусеть» за это время.  Имеются данные, что по пробной переписи 1892 года малороссы составляли 29,5% горожан, в том числе и 52% «русского». Как видно, в 1897 году переписчики использовали другую методологию. Возможно, в малороссы записали только тех, кто вообще не владел общерусским языком, то есть мигрантов в первом поколении, и то не всех. Подтверждает нашу догадку еврейский писатель  Владимир Жаботинский, писавший об Одессе так: «Даже если это был город России, и в мое время очень русифицированный по языку, все же Одесса не была действительно русским городом… осообенно если учесть, что половина так называемых русских была украинцами, людьми настолько же далекими от русских, как американцы от британцев или ирландцев».

Назад, к корням!

Интерес к традициям украинского народа стал оживать в 70-х годах ХІХ века в контексте народнического движения, охватившего всю Россию. Студенты, выходцы из семей дворян и разночинцев, шли в народ — изучали фольклор, обучали крестьянских детей грамоте и даже работали с батраками за 20 копеек в день. В 90-х годах в Одессе возник кружок «братства тарасовцев», которые устраивали лекции, публичные чтения и постановки пьес по творчеству Тараса Шевченко. Также в городе действовал филиал «Громады», занимавшейся популяризацией украинской культуры. Но действовали они без размаха, опасаясь полиции и неодобрения властей.

Так было до революции 1905 года, когда буря народного возмущения стала сметать все, что было в Российской империи глупого и архаичного. Уже в январе 1905 года именно в Одессе вышел меморандум о праве украинцев пользоваться родным языком. Составил его юрист Сергей Шелухин. Среди подписавшихся были экс-ректор университета Ярошенко и сам градоначальник Павел Зеленый. Глава кабинета министров России Сергей Витте (между прочим, выпускник нашего физмата), обеспечил документу успешное плавание и в том же году Императорская Академия наук рекомендовала называть язык южнорусских владений украинским, а не малороссийским.

В 1905 году в Одессе появился филиал всеукраинской организации «Просвіта». Ее члены издавали и распространяли книги украинских писателей, устраивали спектакли, чтения и концерты. Примечательно, что газета одесских «просвітян» «Народное дело» была двуязычной  — многие «народники» плохо совладали с украинским. В 1907 году одесская «Просвіта» даже хлопотала перед городским собранием об открытии украинской школы. Но как раз в то время достижения революции стали сворачиваться и наступила «столыпинская реакция». Уже 31 марта 1908 года городские власти запретили любую деятельность на «малороссийском языке». Некоторое время «Просвіта» проводила на нем свои заседания, но и это показалось властям предосудительным. В ноябре 1909 огранизация закрылась.

Горе-украинизация

Революция 1917 года и образование СССР сделало возможным то, чего не добилась Центральная Рада, Директория и Нестор Махно вместе взятые. Украина стала де-факто независимой страной, участницей Союза. Больших полномочий это не давало, зато украинский язык стал государственным и украинцы наконец-то получили возможности для развития своей культуры. Впрочем, в Одессе это не было так очевидно. По переписи населения 1926 года украинцами себя признало только 74 тысячи горожан из 420 тысяч. Русских было в два раза больше. Плюс столько же евреев, а еще поляки, немцы, болгары и молдаване. Все они привыкли говорить по-своему и по-русски, так что осваивать третий язык им не хотелось. «Украинизация» в Одессе буксовала. Собственно, так было почти во всех городах Украины. Даже в Киеве большинство населения начиная с  ХVII века составляли евреи и поляки. Они привыкли считать себя русскими и не желали переходить на язык, чей статус еще недавно был сомнительным. Максимум, на что сподобилась часть городской интеллектуальной элиты, так это признание своих корней.  С симпатией и одобрением относились к украинскому слову архитектор Федор Нестурх, художник Михаил Жук, театральный режиссер Василий Василько. Но этого было явно недостаточно.

Пожалуй, наивысший расцвет украинского движения в Одессе пришелся на 60-70-е годы. Неважно, что на дворе был «застой», который нынешние патриоты клеймят за цензуру и аресты. В города двинулись миллионы сельчан. Тогда было другое время — они становились инженерами, поэтами, преподавателями ВУЗов, учеными. Прибыв в город, они еще некоторое время продолжали общаться на родном языке. И, как правило, это был украинский. Но уже их дети и внуки перешли на «общеупотребимый».  Да и сами мигранты настолько привыкли пользоваться русским, что с трудом вспоминают родные слова. Те, кто постарше, еще «окают», а люди среднего возраста говорят на нормальном одесском языке.

Особый народ

Согласно некоторым опросам, только 5-10% одесситов дома говорят по-украински.  Что это означает? Да ровным счетом ничего! Большинство из нас было, есть и будут в какой-то степени украинцами. Мы любим поесть, посплетничать, а к политике относимся  точно так же, как наши предки 300 лет назад. Та же статистика говорит: жители русскоязычной Восточной Украины женятся раньше, а разводятся реже, чем россияне. К тому же, мы немного меньше курим и намного  меньше пьем, едим больше сладостей и меньше мяса (особенно — сала). В соседних с Россией областях Украины уровень преступности ниже в 1,5 раза. Даже криминальный Донбас уступает близлежащей Ростовщине. 


Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Новости Одессы

Интервью

Престижный диплом и гарантированное трудоустройство: почему абитуриенты выбирают социально-правовой факультет Национального университета «Одесская юридическая академия»

Выбор учебного заведения – задача не менее ответственная, чем выбор самой профессии. Но не менее важно выбрать факультет и определиться с будущей специальностью, которая соответствует всем чаяниям и требованиям абитуриента.

11.02 в 14:31:00|Общество
1 0
Все интервью