Сергей Лойко: Я готов платить любую цену за то, что я написал роман «Аэропорт»

14.02 в 18:51:00|Общество
1 0
Сергей Лойко: Я готов платить любую цену за то, что я написал роман «Аэропорт»

"112": Сегодня у нас в гостях журналист, публицист, фотограф, писатель Сергей Лойко. Здравствуйте, Сергей. Вы пишите новую книгу. Какую?.


Сергей Лойко: Это будет роман. Но сначала хочу сказать, что сейчас российский книжный рынок переполнен не художественной литературой на тему «Новороссии». Я решил к проблеме Украины после моего романа «Аэропорт», после моих статей подойти с другой стороны — заинтересовать тех читателей, которых тема Украины не совсем интересует. Я решил к этой теме приблизиться в форме триллера. Это триллер с сюжетом про падение «Боинга», и главный герой, коррумпированный насквозь бывший мент, чья семья гибнет в этом самолете. Он едет на Донбасс и сам начинает проводить свое расследование. И потом, когда он уже все сам узнал, он уже сам и следователь, и сам судья. И он мстит каждому, кто виновен в этой катастрофе. Это все происходит на фоне этой страшной преступной войны, которую Россия развязала на востоке Украины.

Я буду печататься на русском языке в «Брайт Букс», которые прекрасно выпустили «Аэропорт» и сейчас они выпускают «Аэропорт» на английском языке. Перевод сделал потрясающий американский поэт Александр Сигал. Мне даже кажется, что по-английски это получилось лучше, чем по-русски, в его изложении. Я дал почитать первые восемь глав одному известному московскому издательству, и они сказали, что они это опубликуют, но представят это как жанр фэнтези, т. е. без дат. И сейчас одно российское издательство ведет со мной переговоры о том, чтобы купировать главу о Путине из «Аэропорта», какие-то еще вещи убрать, и они издадут «Аэропорт» в Москве. Я, в общем, не против, потому что читатели начнут искать, что купировано, найдут и прочитают.

— А что с вашими кинопланами по «Аэропорту»?

— Компании Columbia Pictures и Sony предлагали мне очень хороший денежный контракт. Когда я еще заканчивал «Аэропорт», они предлагали мне купить серию моих статей про войну и революцию на Украине и не хотели ждать. И я понял, что если я им продам свои права на статьи, то я уже никогда не смогу увидеть свой фильм по роману. И хотя я очень сильно потерял в материальном плане, но уже есть голливудский режиссер и уже ведется работа над сценарием по моему роману «Аэропорт». И в этой истории также задействована ведущая украинская киностудия. Это будет большой международный проект, который, я надеюсь, будет воплощен.

— У вас много неприятностей из-за того, что вы ввязались в войну. Вы не жалеете об этом?

— Уже согласившись жить, ты себя обрекаешь на какие-то проблемы, независимо от «Аэропорта». Может быть, никто бы не кинул мне выхлопную трубу в окно, дымовую шашку, никто бы не напал на меня перед моим телеэфиром в Москве… но были бы какие-то другие неприятности. Я готов платить любую цену за то, что я написал роман «Аэропорт». Роман превратился для меня в главное дело жизни. Я даже работу потерял — меня принудили стать писателем.

— Очень многие люди платят свою цену за то, что сейчас идет война. А кому это нужно? Чем это закончится?

— В России происходит хроническое стабильное обыдление населения.

— Согласны ли вы, что это, как говорит Шендерович — уже распад?

— Да, это можно назвать распадом. Сама РФ — это страна, которая обречена, в любом случае, на распад. Там очень много противоречий. Она сделана по подобию сталинско-ленинского союза, который был сотворен по национальному признаку, а не по системе США. Это империя, раздираемая этническими, национальными, экономическими и иными противоречиями, тем более, которая идет в тупик. Россия воюет, потому что надо как-то объяснить населению, почему они так плохо живут: «Мы окружены врагами». А с другой стороны, вся эта властная верхушка завязана на войне еще и экономически — это же безумные деньги. Под войну можно списать все, что угодно. В России ужасные дороги, потому что они разворованы еще до того, как они стали строиться, но там можно еще придумать, как их списать, а на войне нет предела списанию денег. Россия — страна, в которой государственный служащий Алексей Миллер, который возглавляет Газпром, получает в день 3 миллиона 100тысяч рублей.

— В России последние 300 лет чиновник — это правящий класс. Украина себя позиционирует сегодня как альтернатива того славянского мира, который не принял то, что приняла Россия. Мы движемся в Европу, а Россия куда движется?


— Россия не движется — она стремительно падает, и дна пока еще не видно. Россия наступает на те же самые грабли, что и Советский Союз. Она погрязла в войне в Сирии — это очень похоже на Афганистан. СССР распался, в том числе, и из-за Афганистана. Я думаю, что Россия очень поторопилась отпраздновать победу Трампа, потому что к власти пришли республиканцы, и если мы посмотрим на все антироссийские законы, то инициаторами всех этих вещей были республиканцы. Они дадут должный отпор Путину. Путин до мозга костей — сталинист. Но Россия не изолирована от остального мира, поэтому нельзя всех посадить и всех расстрелять. Но сталинистом быть вполне возможно: он применяет сталинские меры управления в каждой сфере, чтобы напугать всех. Сталину в отсутствие интернета, телевидения, чтобы всех напугать, надо было, практически, всех убить, посадить в тюрьму. А Путину надо посадить одного Улюкаева, чтоб все министры дрожали, посадить пару-тройку губернаторов, чтоб все губернаторы дрожали. Ведь Путину нужна только их лояльность и преданность, а не чтоб они работали. Главный продукт России сегодня — это Путин. Другого ничего Россия не производит. Путин — это император Нерон. Конечно, Россия идет в никуда, и, конечно, все это кончится очень плохо. Кремль все время ошибается во внешней политике, потому что они считают всех остальных лидеров такими же «пацанами», как и они сами. Обратите внимание, как изменился язык российской дипломатии — Лавров, Захарова.

— В интернете широко обсуждался ваш конфликт с фотографом Муравским. Что, с вашей точки зрения, допустимо в журналистике, фотографии, публицистике, а что недопустимо?


— Муравский — не журналист, но его фотография попала в СМИ, и даже Карл Бильдт ее использовал, чтобы показать, что на Украине идет такая страшная война. Но он сам не был на войне, поэтому, глядя на эту фотографию, он может думать, что это война. А люди, которые были на войне, в том числе и ваши украинские фотографы, сразу увидели, что лажа полная. Если это показывать миру, то мир скажет, что вы все врете, и никакой войны у вас нет. Именно поэтому его изгнали из Минобороны, но он на самом деле совершил преступление. Преступление заключается в том, что он эту туфту снял не в павильоне, а приехал на линию фронта, заставил бойцов бегать по линии фронта, по простреливаемой улице, изображать героев. А потом, когда украинские фотографы сказали, что это лажа, он поехал к этим ребятам и заставил их, пользуясь служебным положением, соврать на камеру, что действительно они пытались спасти своего товарища и унести его от взрыва. Если ты приезжаешь на войну и делаешь фотографии — не надо ничего придумывать. Нельзя пытаться у России выиграть чемпионат мира по вранью. Россия — это Бразилия по игре во вранье. И в этой игре ты всегда играешь на ее поле. С Россией можно бороться только правдой. Муравский просто ошибся, и ему нужно было признать свою ошибку, а он продолжал врать. Слава Богу, что во время этих клиповых «съемок» никто не пострадал. В Афганистане во время американской операции в 2001 году один западный журналист-телевизионщик приехал на позиции артиллерийские, а там было перемирие, и попросил афганский расчет стрельнуть в сторону Кабула, который тогда был занят талибами. Они сказали, что не могут, потому что перемирие. Он дал им сто долларов, ну они стрельнули пару раз — те стрельнули в ответ. Погибли люди, началась перестрелка. Это недопустимо.

— После того, как вы пережили сложную ситуацию в жизни, изменилось ли ваше мнение о людях, в принципе? Когда ты вступаешь в драку первым, что тебя ждет?


— В драку нельзя вступать первым — если ты разумный человек, надо искать способы ее избежать. Нужно разговаривать до самого конца. Путин всегда вступает в драку первым, и он, более того, ее организовывает и придумывает. Ведь всех этих террористических актов, безумных жертв могло и не быть, если бы их не организовывали, а на следующем этапе не вступали в драку первыми. Можно было спасти всех заложников в школе, потом в «Норд-Осте». Поэтому в драке я предпочитаю быть вторым номером — если меня ударили, тогда я могу ответить. У меня не изменилось мое представление о человеческом роде. Я сам себя не считаю идеальным человеком. Я потерял очень много друзей в России из-за «Крымнаша». Сейчас позиция умных интеллигентных людей, которые на словах поддерживают «Крымнаш»: «Мы ничего с этим сделать не можем, мы хотим сохранить работу, поэтому давай об этом не будем говорить». Вот это самая мягкая позиция. Другая позиция — они убеждают себя, что их положение безвыходное. Сейчас для них есть отец нации, который совершает для них все эти «героические подвиги» Геракла — он вернул им Крым. А Крым же в карман не положишь и не уйдешь с ним куда-то. Крым где был, там и был и все равно вернется на Украину. Путин просто обманул народ — вместо того, чтобы подарить им хорошую жизнь, он подарил себе и друзьям «Крымнаш».

— Спасибо.

Оригинал публикации: Я готов платить любую цену за то, что я написал роман «Аэропорт»


Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Новости Одессы

Интервью

Сергей Кивалов: «Мы будем и впредь отстаивать интересы наших избирателей»

На прошедшей парламентской неделе были приняты неоднозначные законы - и хорошие, и не очень для жителей Украины в целом и для одесситов, в частности.

21.09 в 08:05:00|Общество
1 0
Все интервью