Генконсул Грузии — о секрете реформ Саакашвили и одесской притягательности

24.06 в 15:50:38|Политика
1 0
Генконсул Грузии — о секрете реформ Саакашвили и одесской притягательности

Практически каждую неделю мы узнаем о новом законопроекте или реформе, которыми украинская власть упорно пытается изменить государство. Однако говорить о каких-либо положительных изменениях в стране пока не приходится. О том, почему Грузии удалось то, что не удается Украине, и в чем «рецепт» успеха грузинских реформ, Репортер узнавал у Генерального консула Грузии в Одессе Теймураза Нишнианидзе.

Господин Нишнианидзе, в 2003-2004 годах судьба Грузии и Украины была во многом похожа: две постсоветские страны – две бархатные революции. Почему же Грузия смогла сделать то, что не удалось Украине?

- Я бы не стал говорить, что Украине не удалось. Просто еще не настало время. Основным фактором того, что Грузия стала на путь изменений, является крайняя точка кипения: народ  довели до грани. В Советском Союзе было принято считать, что грузины всегда на хорошем счету. Уже потом наступила независимость, и со временем государство погрязло в хаосе и разрухе. Грузия превратилась в самую коррумпированную страну СНГ. Но после «революции роз» нам удалось переломить эту проблему. Я всегда говорю, что для качественных изменений в государстве нужна политическая воля и поддержка общества. Так случилось, что в 2003 году в Грузии совпали оба элемента. Мне кажется, что у Украины в этом смысле большое будущее. Правильные реформы, рано или поздно, дадут свой результат.

- С чего стоит начать Украине, чтобы перенять грузинский опыт?

- По моему мнению, грузинский пример не совсем приемлем для Украины. Украинский масштаб и традиции требуют, должно быть, другого пути, чем в Грузии. Когда правительство Михаила Саакашвили подходило к реформированию государства, то самым важным и необходимым было учесть грузинский менталитет. И только на основании этого вводить изменения. Удалось изобрести своеобразный «грузинский рецепт», который и стал основой для новой Грузии. Именно так нужно действовать и в Украине: проанализировать особенности страны и народа, и на этой почве развивать государство через уникальные и действенные реформы.

- Почему сейчас такой сильный и ощутимый диссонанс между тем, как видят новую Грузию в Украине, и как о ней рассказывают сами грузины? По их словам, в стране все не так радужно.

- Я согласен, что многие критикуют правительство Саакашвили, но вряд ли кто-то может сказать, что в Грузии плохо. Многие грузины далеки от понимания тех или иных шагов власти. Так, к примеру, народ возмущен тем, что основной акцент государство делает на развитие туризма и инфраструктуры. Грузины не понимают при этом, что это единственная возможность привлечь в страну инвестиции, поскольку Грузия не имеет ни полезных ископаемых, ни мощных заводов. То есть, чтобы развивалась экономика – нужны инвестиции, чтобы были инвестиции – необходим туризм с развитой инфраструктурой, а развитая экономика позволит поднять зарплаты и пенсии.

Одно тянет другое, и так по кругу. Ни одна реформа не приносит пользы сразу. И даже несмотря на это, с 2003 года экономика страны выросла в 10 раз. К сожалению, в Грузии достаточно высокий уровень безработицы – 13 %, и достаточно много обиженных людей. Из-за этого отношение определенной части народа к правительству Саакашвили зачастую неоднозначное. Так, во время реформирования МВД было уволено 16 тысяч работников, поскольку иначе искоренить коррупцию в данном ведомстве было невозможно. Как объяснить ГАИшнику, который десятилетиями брал взятки, что этого делать нельзя? Модернизировать такое невозможно, пока не ликвидируешь. Должно быть, именно поэтому часть грузин так недовольна властью.

- Согласны ли Вы с тем, что постсоветским народам нужна «железная рука», иначе в государстве не будет порядка?

- Рано или поздно, любая демократия превращается либо в жесткую, либо в лояльную. Безусловно, в какие-то моменты необходимо применять «железную руку». И я могу согласиться, что постсоветские страны очень сложно привести в порядок без определенной жесткости.

Когда в Грузии начались жесткие изменения, Европа критиковала правительство Саакашвили, мол, от таких реформ в стране наступит хаос, но этого не случилось. Видя массовые увольнения силовиков, люди начали сами поддерживать порядок, быть более острожными на дорогах. Это еще раз доказало, что пытаться перенять целиком западную модель управления было бы ошибкой. Самое важное, что после «революции роз» в Грузии произошел ментальный переворот. Мы доказали, что грузинская коррумпированность – это не часть традиции, а просто болезнь, которую нужно было искоренить.

В Украине же любые изменения должны пройти намного легче, поскольку вопреки всеобщему мнению, в большой стране легче проводить реформы. К тому же украинцы более спокойные и законопослушные, а значит, готовы ждать, пока изменения дадут свой результат. В Грузии с этим намного сложнее.

- Можно ли утверждать, что одной из причин грузинских изменений стала совершенно новая молодая команда специалистов и управленцев? И как удалось «вырастить» такое поколение?

- Безусловно, да. Именно молодая команда стала основой для качественных изменений в управлении. Дело в том, что большинство тех, кто занимает важные посты в Грузии, получали образование на Западе. Это люди, из сознания которых удалось выбить постсоветское восприятие действительности. Всем им в среднем до 40 лет, и все готовы, а главное, способны менять Грузию.

- Грузинский менталитет больше помогал или мешал в становлении Грузии?

- Так повелось, что большая часть населения в Грузии политизирована. А это значит, что у власти намного больше ответственности, ведь маленькая страна, где все понимают, что происходит, и не хотят с этим мириться, – не прощает ошибок. Грузины уделяют большое внимание тому, что происходит вокруг. Это стало как плюсом, так и минусом; как помогало в становлении нового государства, так и мешало.

- Как Вы можете прокомментировать массовые политические аресты в Грузии? К примеру, печально известный случай с Цотнэ Гамсахурдия*.

- Когда прошлое правительство начало реформирование Грузии, была объявлена нулевая толерантность к преступности. То есть, кем бы ты ни был, если за тобой будет замечено какое-либо правонарушение, ты будешь привлечен к ответственности. Ведь все равны перед законом. Я бы не называл эти аресты политическими. К тому же аресты подобного рода, как с Цотнэ Гамсахурдия, не делаются просто так. Ведь все прекрасно понимают, что подобное приводит к взрыву народного гнева. Думаю, что любой арест абсолютно объективен. Я не знаю подробностей этого дела, но не верю, что человек может «сесть», будучи абсолютно чистым перед законом.

- В чем схожесть и отличие грузинского и украинского народов? В чем, по-вашему, секрет взаимной любви?

- Прежде всего, это единая вера. У наших народов одни и те же моральные и духовные ценности, а это не может не объединять. К тому же, в нашем историческом прошлом никогда не было недопонимания, и ни одна смена власти не изменила отношения наших народов. На современном этапе нас во многом объединяют одинаковые проблемы, схожее геополитическое расположение. Должно быть, вы знаете, что в вопросе интеграции в Евросоюз наши страны рассматриваются в одном пакете. Мы в Грузии любим говорить, что вместе с украинцами нас аж 50 миллионов, а это значит, что у нас не может не получиться. Грузины переживают за судьбу Украины не меньше, чем сами украинцы, ведь ваше благополучие увеличивает наши собственные возможности и шансы.

- Что принес Грузии приход в парламент «грузинской мечты»? Не произошло ли регресса?

- Самое важное, что произошло – это отлично сданный экзамен. Никогда до этого власть в Грузии не передавалась мирным путем. На прошедших выборах все прошло в соответствие с демократическими ценностями. Не было зафиксировано ни одной фальсификации, а господин Президент еще до объявления результатов голосования выступил с заявлением, что «Единое национальное движение» (партия Михаила Саакашвили, - ред.) уходит в оппозицию и признает свой проигрыш. Что же касается регресса, то его не наблюдается. Ведь самое важное, что может сделать любая власть для будущего страны – обеспечить необратимость положительных реформ. Сейчас остается надеяться, что новая власть и оппозиция найдут общий язык, и Грузия продолжит свое развитие.

- Как Вы считаете, существует ли в Украине лидер, способный повести страну к положительным изменениям?

- Мне как дипломату было бы некорректно давать оценки, но я считаю, что нынешняя власть делает немало для того, чтобы модернизировать страну. У вас проводится множество действительно полезных реформ. И я убежден, что у Украины большое будущее.

- В каком направлении стоит развиваться нашему городу?

- Однозначно в направлении туризма. Это ваш козырь и ваш инвестиционный потенциал. К тому же стоит сосредоточиться на развитии морской отрасли. Так, к примеру, сейчас Грузия, Украина и Турция начинают проект по развитию морского туризма на Черном море. И на Одессу мы делаем одну из основных ставок. Одесса очень комфортный и толерантный город. Уезжать отсюда будет очень сложно. Одесса – пример того, как представители разных национальностей живут в мире и взаимопонимании. 

- Много ли одесских грузин обращается в консульство, чтобы вернуться на родину?

- Честно говоря, немного. Война в Абхазии в начале 90-х стала причиной того, что сотни беженцев вынуждены были покидать страну. Официальная статистика говорит о 450 тысяч людей, которым пришлось оставить дома, чтобы спасти жизни своих детей. И, естественно, эмигранты направились в страны бывшего Советского Союза. И сейчас наблюдается серьезная тенденция возврата, но только не из Украины. И я могу объяснить почему: дело в том, что украинский народ оказался таким теплым и сострадательным, что ваше государство стало вторым домом для сотен грузин. Единственная страна, где я чувствую себя дома, кроме Грузии, это Украина. И когда-то мне подумалось, что если бы я не был грузином, то хотел бы родиться украинцем.

- Проводит ли Консульство какие-либо мероприятия по сплочению двух наших культур в Одессе?

- Конечно, мы проводим массу культурных и спортивных мероприятий. К примеру, 25 июля мы организовываем концерт Mgzavrebi (популярная грузинская музыкальная группа, - ред.). К тому же в Одессе существует воскресная школа, где каждый может познакомиться с грузинской культурой и выучить грузинский язык. Мы пытаемся всячески помогать грузинским детям, которые родились и выросли в Одессе, не забывать свои корни. К слову, очень много одесских китайцев упорно изучает грузинский язык.

Одесса – город, который меня абсолютно поражает. Чем больше я здесь живу, тем сложнее мне будет уезжать. Часто вспоминаю своего предшественника, моего хорошего друга Зураба Квачадзе. Когда ему сказали, что он покидает Одессу и направляется в Донецк, на его лице отображалась такая грусть и печаль, что мне стало невероятно интересно, что это за такой город, который покидаешь со слезами? Разгадать одесский секрет невозможно, даже великий Исаак Бабель не смог этого сделать. Первый консул Грузии в Одессе Евсей Илларионович Ушверидзе был здесь в начале ХХ века и до последнего в 1919 году не покидал Одессу. В то время к Одессе приближались большевики, а консулы других стран, понимая, что город будет оккупирован, оставили пределы Российской Империи. И только Евсей Илларионович Ушверидзе остался, став единственным консулом в Одессе для всех государств. Это еще раз доказывает, что отношения между нашими странами уходят вглубь веков, и мы будем их не только сохранять, но и развивать. 


Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Новости Одессы

Интервью

Александр Ройтбурд: «Я вырос в городе, где Летний театр был именно Летним театром»

В последнее время одесситы активно обсуждают возрождение Летнего театра, а точнее два проекта, предложенные общественниками.

15.01 в 14:06:00|Общество
1 0
Все интервью