Закон о КС заложил новые противоречия и обусловил завышенные ожидания по защите прав граждан

12.09 в 16:12:00
Общество
1 0

3 августа вступил в силу новый закон о Конституционном Суде Украины. По официальной версии в конституционной юрисдикции произошли кардинальные изменения. Но согласиться с этим можно лишь отчасти.

Ложка позитива

Действительно стоит похвалить новый порядок увольнения судей Конституционного Суда. По старому закону такое решение принимал орган, назначивший данного конкретного судью: Президент, Верховная Рада или съезд Судей. По новому – такое решение будет принимать сам КС (двумя третями голосов). Это правильный шаг.

За 20 лет, страна устала от слухов о политическом влиянии на судей КС. Новый порядок увольнения —

один из шагов к тому, чтобы таких слухов и оснований для них становилось меньше.

Действительно изменилась и структура Суда, с появлением новой организационной форм ы конституционного производства по сути дела — двух сенатов. Так будут именоваться две половинки состава суда, которые будут рассматривать конституционные жалобы. Пленарная форма работы Суда получила название Большой палаты.

На этом список серьезных и бесспорных улучшений заканчивается

Конкурсный порядок назначения судей — как термин, звучит хорошо. Вопрос к содержанию, которое новый закон вкладывает в это понятие. А это — только изучение документов и собеседование. То же самое, что в советские и последующие времена.

Монополия толкования

Лишение КС исключительного полномочия официально толковать закон. Это правильно. Но это — констатация очевидного. Монопольное право официально толковать закон, которого Суд лишили в 2016 году, на самом деле никогда не было монопольным. Его осуществляли сотни судов всех специализаций и инстанций все предыдущие 20 лет, от районного до Верховного.

Для того чтобы принять судебное решение носителю судебной власти нужно применить закон. А применение со всей необходимостью включает толкование. Официальное толкование, потому что происходит от имени государства, и имеет следствием общеобязательное решение суда.

Хотелось бы порадоваться тому, что КС избавили от функции, в которой заложено внутреннее противоречие. Да не выходит. Статья 68 уполномочила сенат отказаться от юрисдикции в пользу Большой палаты «в случае если во время рассмотрения дела возникает необходимость в толковании Конституции Украины». То есть, во всех случаях! Ведь сенат не может принять ни одного решения по сути, не применяя Конституции — а значит не осуществляя ее толкования. В одном месте ликвидировали, в другом — тут же заложили новое внутреннее противоречие. Как говорит народная пословица, «ноги вытащили — хвост увяз».

Внедрение института конституционной жалобы действительно обещало большие возможности в сфере защиты прав человека. Все зависело от того, каким смыслом будет наполнено это понятие и какую модель Украина изберет. «Полную», позволяющую поставить вопрос о неконституционности действия или письменного акта органа власти или должностного лица. Или «нормативную», ставящую защиту права жалобщика в зависимость от неконституционности нормы закона, на основании которой суды вынесли окончательное решение не в его пользу. В Украине, ситуация осложнялась тем, что с 1996 года уже действовал механизм официального толкования Конституции и законов по конституционным обращениям граждан и юридических лиц, позволявший КС признавать неконституционными нормы законов. На этой проблеме стоит остановиться подробнее.

Неравноценная замена

Изначальная редакция Конституции 1996 года допускала возможность уполномочить граждан, предприятия и организации обращаться в КС за официальным толкованием Конституции и законов Украины. И закон о КС 1996 года гражданам такое право дал. Дал, обращаю внимание, вместе с возможностью Суду признать толкуемую норму закона — неконституционной. При условии, что цель обращения — обеспечить реализацию или защиту конституционных прав и свобод гражданина, или прав юридического лица. Что имеет место неоднозначное толкование нормы Конституции или закона судами или другими госорганами.

Конечно, это требовало обосновать свое право обратиться в КС. Но стандарт такого обоснования был средней сложности. Такое обращение было реально обосновать, — если предмет действительно касался жизненного уклада жалобщика. А главное — не требовалось предварительно пройти все судебные инстанции, и получить окончательное решение. То есть, ранее жалобщику не нужно было ждать, пока его лишат спорного имущества или поместят в тюрьму. Именно благодаря этому мы получили такие яркие решения КС как по делу Солдатова (разрешившее юристам практикам без ограничений представлять интересы клиентов в судах по гражданским, хозяйственным и административным делам), и многие другие.

Новая редакция Конституции 2016 года и, соответственно, принятый в июле 2017 года новый закон — лишили граждан этого права. Взамен граждане и юридические лица получили право обращаться в КС с конституционной жалобой. По моему мнению, произошел неравноценный обмен. И вот почему.

Во-первых, право на обращение с конституционной

жалобой возникнет только после вынесения окончательного решения суда в споре. Подчеркиваю, окончательного решения суда.

Если эта формулировка — «калька» с Конвенции по правам человека — то «калька» неудачная. Потому что, хотя в другом месте закон, в качестве критериев приемлемости конституционной жалобы, называет наличие решений апелляционной и кассационной инстанции — есть еще процессуальные кодексы. А они в этом отношении однозначны: окончательное решение, по общему правилу — это решение Верховного Суда. Только в отдельных категориях споров (например, об административных правонарушениях, избирательных, сокращенного производства) это решения апелляционной или первой инстанций.

То есть, чтобы возникло право обратиться с конституционной жалобой, должно вступить в силу решение четвертой судебной инстанции. А вступает-то в силу решение уже на второй инстанции.

Что это значит на практике? Гражданин, по решению суда, уже давно лишился средств, которые приобретателями истрачены, лишился недвижимости и эту недвижимость уже успели несколько раз перепродать, сведя шансы ее возврата к нулю. Или, обвинительный приговор в отношении гражданина уже вступил в силу, его имущество уже конфисковано, репутация уже запятнана, сам он уже больше года провел в местах лишения свободы, теряя здоровье и силы.

Только тогда, часто находясь уже в этих неблагоприятных для себя условиях, он получает право обратиться с конституционной жалобой.

Во-вторых, пожаловаться гражданин сможет только на ту норму закона, которая была применена судом в окончательном решении по его делу. Вот тут — самое интересное. Смысл такая жалоба будет иметь только в том случае, если есть основания для Конституционного Суда признать именно эту норму закона неконституционной.

Давайте теперь сравним это с Конституцией редакции до 2016 года и старым законом. Тогда, решения суда, тем более окончательного — не требовалось. КС было достаточно дать норме Конституции или закона толкование, устраивающее жалобщика. Который, с таким решением Суда на руках, получал право на пересмотр проигранных им решений в общих судах. Подчеркиваю: для этого КС не нужно было признавать норму закона неконституционной.

Что это значит на практике? То, что число случаев, когда конституционная жалоба гражданина будет иметь хотя бы гипотетическую перспективу, в сотни раз меньше, чем было для конституционных обращений граждан. А обращаться с ней многие смогут исключительно «из спортивного интереса», когда имущественный интерес в большинстве случаев утрачен, а личный неимущественный — существенно пострадал.

Будь уровень политико-правовой дискуссии о конституционной реформе качественно иным, можно было бы вспомнить о конституционной норме, не допускающей сужения содержания и объема существующих прав и свобод при принятии новых или изменении действующих законов. К сожалению, мало кто в наше время воспримет такую аргументацию.

Сквозь строки закона легко читается один из, видимо, мотивов введения конституционной жалобы в таком виде. Представить конституционную жалобу как «новое доступное и эффективное средство правовой защиты», позволяющее «завернуть» обращения в Европейский суд по правам человека жалобы тех украинцев, кто еще не обращался с конституционной жалобой. Затормозить еще на несколько лет очередной «девятый вал» жалоб из Украины, традиционно захлестывающих Страсбург. Правда, для этого нужно, чтобы с этой идеей согласился сам ЕСПЧ в своих будущих решениях по делам против Украины. Произойдет ли это — покажет время.

Безусловно, для отдельных субъектов обращение с конституционной жалобой станет действенным способом правовой защиты. Но определить, относится ли он к их числу, обычный гражданин не сможет без основательного, критичного предварительного изучения дела опытным адвокатом.

Памятка для жалобщиков

Будет полезным знать основные правила использования этого нового инструмента, которые очевидны из текста закона и памятки, разработанной для жалобщиков самим Конституционным Судом.

Первое и главное — за обращение с конституционной жалобой не нужно будет платить судебного сбора. Во всяком случае, ни в новом законе «О Конституционном Суде», ни в законе «О судебном сборе» – о сборе за обращение с конституционной жалобой нет ни слова.

В отношении сроков рассмотрения. Для дел, где окончательное судебное решение вступило (или вступит) в силу начиная с 3 августа 2017 года, установлен трехмесячный пресекательный срок. В случае его пропуска, жалобы приниматься не будут. Для того, чтобы срок отсчитывался со дня получения полного текста окончательного решения (а не его вынесения), придется заявлять специальное ходатайство.

В делах, где окончательное решение суда вступило в силу с 30 сентября 2016 года по 2 августа 2017 года, жалобу можно будет подать до 3 ноября 2017 года включительно. На конституционные жалобы, уже поданные по таким делам по состоянию на 2.08.2017 3-месячный пресекательный срок распространяться не будет.

А вот в делах, где окончательное судебное решение вступило в силу до 30.09.2016, конституционные жалобы подавать нельзя. За одним лишь исключением: если КС признаёт, что рассмотрение такой жалобы — в интересах общества в целом.

Конституционные жалобы, поданные в срок, смогут лежать без движения в КС сколь угодно долго. Когда же до той или иной жалобы дойдут руки (то есть, откроют производство) рассматривать ее будут в шестимесячный срок. Или даже в течение месяца, если сенат или Большая палата КС признают производство безотлагательным.

Срок рассмотрения отсчитывается только со дня открытия производства. Срок между подачей жалобы и открытием производства не ограничен. Это аналог полюбившейся украинскому законодателю практики: считать, к примеру, сроки досудебного расследования не со дня регистрации сообщения о уголовном правонарушении — а со дня предъявления подозрения. То есть: срок рассмотрения «как бы есть». Но его «как бы и нет».

Перед рассмотрением по сути каждая конституционная жалоба пройдет «двойное сито»: сначала секретариата, потом коллегии из 3 судей КС, которая будет решать, открыть производство или нет. Если коллегия откажет в открытии, но не единогласно – сенат сможет повторно рассмотреть вопрос об открытии производства. Только после этого жалобу рассмотрят по сути и примут решение.

Формальное обеспечение

Формально, конституционную жалобу можно обеспечить — путем запрета совершать те или иные действия. На деле, это мало кому удастся.

Конституционную жалобу по существу рассматривает и решает один из сенатов (6-9 судей). В БП КС (18 судей) конституционная жалоба попадает лишь в случае если сенат откажется от рассмотрения в пользу Большой палаты, для чего существуют специальные основания. При этом, полномочия обеспечить конституционную жалобу закон сенату — не дал. Дал только Большой палате. Да и то — в исключительных случаях. И только по собственной инициативе, а не по ходатайству жалобщика.

Мало кто сомневается, что на первом этапе конституционных жалоб будет много. На то есть веские причины. Главная — отсутствие платы государству за обращение с конституционной жалобой. Сравните это с размерами судебного сбора, которые государство, после реформ последних лет, требует с гражданина за обращение в обычный районный суд с многими житейскими вопросам, которые у каждого могут возникнуть в любой момент – 10, 50, 100 тысяч грн. за один-единственный иск, который еще не факт, что удовлетворят. А тут – бесплатно!

Немалую роль сыграет новизна и «пиар» конституционной жалобы по телевидению и в социальных сетях, где она уже стала успешным «мемом». Юридическую общественность много лет «разогревали» перспективой ее внедрения. Практикующие юристы с удовольствием включат ее в пакет услуг и будут предлагать своим клиентам в качестве «новинки».

И все же, институт конституционной жалобы в нынешнем виде — это не широкопрофильный, а точечный инструмент защиты прав человека. Он будет полезен лишь немногим. Завышенные ожидания в этом случае — прогнозируемо обманчивы. Со временем, люди в этом разберутся. И количество конституционных жалоб снизится.

Другое дело, если нынешняя редакция положений о конституционной жалобе — это только первый шаг. И в будущем в Украине будет внедрена модель, уже существующая в ФРГ, где гражданин имеет право пожаловаться в Конституционный суд не потому, что считает закон антиконституционным. А потому, что применение этого закона чиновником считает не соответствующим конституции ФРГ. Во всяком случае, именно так рекомендовала поступить Украине Венецианская комиссия.

Если же учесть «особенности национального соблюдения» статьи 107 Регламента ВР в связке со стс.8 и 83 Конституции при принятии нового закона о КС, перспективы этого закона можно резюмировать словами академика М.Ф. Орзиха: «Конституция принята. Конституционная реформа — продолжается».


Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Новости Одессы

Интервью

Сергей Кивалов: «Мы будем и впредь отстаивать интересы наших избирателей»

На прошедшей парламентской неделе были приняты неоднозначные законы - и хорошие, и не очень для жителей Украины в целом и для одесситов, в частности.

21.09 в 08:05:00|Общество
1 0
Все интервью