Одесса: итальянский след

25.08 в 20:01:35
Любопытно
1 0

В любом многонациональном городе, которым до сих пор считается Одесса, есть «стержневая» нация, вокруг которой формируется общепринятый язык, этикет и культура. Всего за 200 с лишним лет своей истории Южная Пальмира поменяла целых четыре этнических облика, оставаясь при этом частью одного государства. И если сейчас типичный одессит — русскоязычный украинец, то до войны — «советский» еврей, в конце ХІХ века — «настоящий» еврей, в начале — грек. Но самым первым лицом Одессы было итальянское. Дети солнечной страны прибыли в наши суровые степи, чтобы воплотить свои мечты об идеальном городе и идеальной торговле.

Навстречу просторам

История сыграла с Италией странную шутку. Благодаря тому, что страна тесная, сотканная из гор и небольших долин, ее жители издревле селились очень компактно и во все времена были многочисленны. Это было терпимо, пока неурожаи, эпидемии и войны не давали населению вырасти больше, чем могла прокормить страна. Все изменилось в ХVII веке, когда привезенные из Америки урожайные картошка и кукуруза позволили итальянцам питаться лучше, жить дольше и заводить больше детей. Вместе с тем, новые культуры не смогли полностью заменить хлеб, мясо и молоко, требовавшие много полей и пастбищ. Они-то и пошли под сокращение по мере того, как итальянцев становилось все больше и больше. И вот, как раз ко времени основания Одессы, жителям Апеннин пришлось снова задуматься о хлебе насущном. Купцы искали новые рынки для закупок, а бедные крестьяне — земли для поселения.

Первые страницы итальянской эмиграции в степи Украины оказались бесславными. В 1783 году в Херсон прибыло судно со 195 поселенцами из окрестностей Турина. То были моряки, ремесленники, крестьяне и солдаты, надеявшиеся осесть на щедрых землях Новороссии. По всей вероятности, обещанной поддержки губернатора они так и не получили, земли им не дали и большая часть колонистов погибла от голода.

Гораздо более удачным был почин купцов. В новых портах Черного моря — Херсоне, Николаеве и, конечно, Одессе, они получили возможность закупать хлеб в невиданных дотоле объемах и с большой выгодой продавать его в Италии, где то и дело случались голодные бунты. Вместе с торговцами ехали парикмахеры, портные, банкиры, музыканты и, как мы еще убедимся, архитекторы. Кроме того, уже в Одессе многие итальянцы стали успешными рестораторами и владельцами гостиниц.

Известно, что уже в 1797 г. в Одессе проживало около 800 итальянцев — почти четверть горожан. Активная эмиграция продолжалась до 40-х годов XIX века. К тому времени, по некоторым свидетельствам, итальянцев было до 10 тысяч человек. В дальнейшем многие из них уехали в поисках лучшей жизни в США и Аргентину. Так что уже в 1882 году итальянская диаспора Одессы насчитывала всего тысячу человек, а перепись 1897 года и вовсе выявила 286 работающих итальянцев.

Золотые пароходы Анатра

Главным богатством Одессы было зерно, а главным его покупателем — Италия, импортировавшая 4/5 хлеба именно из Новороссии. С самого начала хлебную торговлю контролировали купцы из Генуи, Ливорно и Триеста, приславшие в Одессу своих представителей. Однако уже в 20-х годах их вытеснили греческие посредники, прежде всего, — семейства Ралли и Родоконаки. Помимо того, что греческая диаспора в Одессе  очень скоро стала более многочисленной, чем итальянская, им, как бывшим подданным Османской империи, удавалось добиваться более выгодных условий для перевозки грузов через Босфор. Издавна привыкнув к восточной хитрости и коррупционным схемам, они легко оставляли конкурентов в дураках.

И все же, одному итальянцу удалось обойти греков. Это был предприимчивый сицилийский моряк Анджело Анатра. Прибыв в Одессу в 1830-х годах, он сразу смекнул, что в порту не хватает плавсредств для перевозки украинского хлеба на иностранные суда. Организовав строительство небольших кораблей и наладив с их помощью торговлю, Анатра быстро разбогател и из простого перевозчика и отправителя грузов за чужой счет превратился в негоцианта.

Главным продолжателем дела старика Анатра был его сын, тоже Анджело (1848-1910). Окончив в Италии шкиперскую школу, он организовал в Одессе собственную судоходную компанию, а в 1867 г., вместе с братом Варфоломеем — Торговый дом Анатра. Эта фирма стала одним из крупнейших частных пароходств на Черном море, одновременно осваивая банковский сектор и производство муки — братья построили на Пересыпи огромную паровую мельницу.

Участвовал Анджело Анатра и в городских делах, неоднократно избираясь гласным городской думы, представителем от купечества в Одесском коммерческом суде, главой арбитражного суда и так далее. При этом его не покидала любовь к морю. Он не только не гнушался работы матроса и собственноручно привел из Англии сделанный по его заказу пароход, но и часто приходил на помощь судам, которые попадали в неудобное положение в Одесском заливе. Специально для этого у его дома неподалеку от гавани всегда «сторожил» баркас.

Неудивительно поэтому, что со временем Анатра стал одним из организаторов Одесского отделения общества спасения на водах и построил в Одессе здание для пункта первой помощи утопающим.

На заре авиации

А вот у племянника дяди Анджело, Артура Антоновича (1875-1943), была совсем другая страсть — небо. Увлеченный подвигом братьев Райт, он стал одним из основателей одесского авиаклуба и владельцем авиамастерских, а также издавал журнал «Заря авиации». Любопытно, что будучи президентом Одесского авиаклуба, он стал первым в истории российской авиации пассажиром, совершив совместный перелет с летчиком Михаилом Ефимовым.

В 1913-1917 годах мастерские Анатра производили в основном самолеты по французским образцам — «Фарман», «Ньюпор», «Вуазен» и «Моран Сонье», но с 1915 в производство поступили собственные серии — «Анатра Андре», «Анатра ВИ, «Анатра Д» и «Анатра ДС».

Расширяя производство, предприимчивый Артур в 1914 г. построил аэропланосборочный завод в Симферополе. В 1918 году он был вывезен в Германию, однако прилегающий район города до сих пор называется Анатра, а соседняя улица — Авиационной.

Модная эмиграция

Какими бы ни были достижения итальянских купцов и меценатов, они все же канули в лету вместе с разрушившейся изнутри и добитой большевиками Российской империей. Чего не скажешь о многочисленных памятниках архитектуры, возведенных итальянскими зодчими — Франческо Боффо, Иваном Даллаквой, Георгием Торичелли, Франческо Моранди и Александром Бернардацци.

Вернемся в далекую Италию. В эпоху классицизма, обращенного к идеалам Античности, Италия была важнейшим центром архитектурного образования в Европе. Ведь именно здесь сохранилось большинство памятников римского величия, вдохновлявших творческих людей того времени. Между тем, применить свои таланты дома могли не все мастера — уж больно много было архитекторов в  самой Италии, тогда как наиболее масштабное строительство велось в крупных европейских столицах — Лондоне, Париже, Вене и Санкт-Петербурге. Вот и уезжали тысячи итальянских зодчих за рубеж, где им сулили невиданные проекты и гонорары.

От лестницы до базара

Одним из первых крупных архитекторов, «приложившихся» к созданию идеального города, коим должна была стать Одесса, оказался Франческо Боффо. К нам он приехал в 1818 г. из Польши, где проектировал изысканные дворцы магнатов. С 1822 по 1844 г. он служил архитектором при Строительном Комитете, а частную практику продолжал до 1857 г. Его творческому замыслу принадлежат такие сооружения, как дворец Воронцова, ансамбль площади, выходящей на Потемкинскую лестницу (двасимметричных здания вогнутой формы) и, конечно, сама лестница. Прецедентом для этого инженерно-архитектурного шедевра послужил проект каменной лестницы в Таганроге, составленный Боффо. В Одессе конструктивное решение постройки было скорректировано британскими инженерами братьями Уптонами, что, однако, не умаляет славы великого итальянца.

Одновременно с Боффо в Одессу из швейцарского города Лугано прибыл Джорджо (Георгий) Торичелли. Ему принадлежит ансамбль Старобазарной площади, ныне утраченный, здание Городского клуба (ныне — Морской музей), дом О. Жульена на Дерибасовской, 19, Э. Персиани на Греческой, 33, дом Гагариных на Преображенской, 21, а также собственный дом архитектора на Дерибасовской, 27. Многие из них по своим очертаниям напоминают роскошные палаццо Северной Италии. Торричелли умер в 1843 году, как раз на заре массового строительства многоэтажных доходных домов, сохранившихся до сих пор и прославивших своих создателей.

Спаситель Молдаванки

Другой яркий представитель одесской архитектуры — выходец из Неаполитанского королевства Каэтано Даллаква, прозванный на Руси Иваном. Ему принадлежат проекты домов Ф. Гольцфарт на Пушкинской, 30, Г. Завацкого на Троицкой, 52, А. Катинского, на Пастера, 36, а также особняк Абомелик на Маяковского, 2. Особенностью стиля Даллаквы является оформление двориков в виде уютных атриумов, окруженных многоярусными колоннадами и аркадами. Расцвет творчества Даллаквы пришелся на 40-50-е годы ХIX века.

Огромное количество жилых сооружений спроектировал воспитанник Миланской школы Франческо Моранди. Каръера зодчего в Одессе началась в 1841 году, когда он подготовил проект планировки Городского театра. Среди наиболее значительных творений Моранди — дом С. Ралли на Преображенской, 16, где ныне располагается корпус Одесского художественного училища, дома Ф Родоконаки на Приморском бульваре, 10 и В. Вучины — на Пушкинской, 19. Примечательно, что все эти заказчики являлись крупными греческими купцами, «потеснившими» своих итальянских конкурентов. Тому же Моранди принадлежит римско-католический собор на Екатерининской, 33, — один из старейших в Одессе. Однако особое значение для города имел подготовленный под руководством зодчего в 1844-1851 годах генеральный план, благодаря которому приобрели регулярную планировку Молдаванка и Пересыпь.

Несравненный Бернардацци

Наконец, самым модным итальянским архитектором старой Одессы стал Александр Бернардацци (1831-1907). В отличие от своих предшественников, он родился уже в Российской империи, в Пятигорске. В 1856-1876 гг был главным архитектором Кишенева, занимаясь благоустройством города, мощением дорог, проектированием водопровода и попутно создав более 30 жилых и общественных построек.

Поскольку Бернардацци жил в эпоху возвращения ренессансных традиций, его творения, особенно позднейшие, отличаются богатством форм, обилием лепнины и сложной обработкой фасада, но никак не простотой и лаконичностью, характерными для классицистов.

В Одессе главным шедевром Бернардацци считается здание Новой купеческой биржи. Однако, как удалось выяснить благодаря изысканиям одесского краеведа Олега Губаря, «канву» этого проекта составил молодой чех Викентий Прохаска, выигравший объявленный мэрией международный конкурс. А Бернардацци, как опытный практик, обогатил его и построил здание с учетом местности.


Другими замечательными творениями Бернардацци являются здание гостиницы «Бристоль», на Пушкинской, 15, доходный дом В. Анатра на Еврейской, 14, где ныне размещается управление ОблМВД, а также комплекс клиник медицинского института на Пастера, 7 и здание Евангелической больницы на Белинского, 9 (сегодня — Областной тубдиспансер).

Хотя наиболее смелые свои проекты Бернардацци реализовал в Одессе, похоронили его в Кишиневе, где архитектор начинал свой творческий путь.

Русский выбор

Значение итальянской диаспоры, столь огромное в первые десятилетия существования Одессы, со временем стало убывать. Но свое дело итальянцы сделали, заключив выгодные торговые контракты с далекой Родиной и дав тем самым старт процветанию Одессы. Затем дети Апеннин построили десятки жилых, общественных и инженерных сооружений, оформили их по последнему слову тогдашней моды, основали авиаклуб, без которого, возможно, не состоялся бы наш герой Уточкин и… исчезли?

Вовсе нет. В городе и по сей день живут тысячи «русских» и «украинцев» с итальянскими фамилиями, заканчивающимися на -елло, -елли, -ани, -онне, -ино, а также со славянизированными прозвищами, производными от итальянских имен Марк, Франциск, Роберто и так далее. Одним из таких «русских» оказался летчик Гастелло, а недавно стало известно, что корни в Одессе имеет и голливудская звезда Сильвестр Сталонне. Так что Италия продолжает жить в наших сердцах и генах и кто знает, какими были бы одесситы, если бы не энтузиазм пылких чужестранцев, рискнувших преодолеть 3,5 тысяч километров по морю в поисках лучшей жизни.


Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Новости Одессы

Интервью

Сергей Кивалов: "Я буду и дальше отстаивать интересы граждан, которые проживают в Одессе"

Самые острые проблемы в экономической, социальной и политической сферах жизни нашей страны и региона в студии "Репортер" комментирует народный депутат Украины Сергей Кивалов.

02.10 в 13:27:00|Политика
1 0
Все интервью