Фонтанская школа: «за» и «против» директора Баранова

23.02 в 00:10:44
Общество
1 31

Скандал вокруг Фонтанской общеобразовательной школы за неделю перешел в другую плоскость. Сегодня все соответствующие службы сделали заявление, что Миша Никитин, о смерти которого стало известно почти случайно, умер от заражения крови, а не от побоев, как заявляли СМИ изначально. Но оказалось, что проблемы, которые раскрылись в ходе журналистского расследования дела мальчика, оказались куда серьезнее, чем ожидалось.

Все вопросы по Фонтанскому учебному заведению сводятся к одному человеку – директору учреждения для детей с девиантным и девиклентным поведением Вячеславу Викторовичу Баранову. Его либо защищают, усматривая в раздувании конфликта попытку закрыть специализированную школу и отдать ее землю в «нужные» руки; либо обвиняют в жестоком обращении с детьми, за что требуют наказать руководителя тюремным сроком. Сам же Вячеслав Викторович общение с журналистами откладывает.

Баранов не являлся и на совещания, которые собирало областное управление образования. По крайней мере, так говорит его глава Татьяна Лазарева. Тут директор, полагаем, опирался на исключительное положение Фонтанской школы – прямое подчинение Министерству образования и науки Украины. Согласно заявлению губернатора Одесской области Эдуарда Матвийчука, никто из областной администрации не имеет права заходить на территорию учебного заведения без специального разрешения, выданного либо руководством школы, либо Минобразованием. Но смерть Миши Никитина привлекла внимание к школе и, конечно, к ее руководителю.

Только «за»

Свою точку зрения по поводу ситуации согласилась высказать общественник Дарья Стулова, которая говорит, что хорошо знает Вячеслава Баранова. «Друг школы», — так представилась девушка, которая в 2010 году работала в благотворительном фонде «Институт социальных проектов» и помогала учебному заведению как региональный представитель организации в Одессе. Пока это единственный человек, не работающий непосредственно в «Фонтанке», который положительно отзывался о руководстве школы и эксперименте, что там проводят. Этим мнение Дарьи особенно ценно.

У школы сегодня очень много проблем, говорит общественник. «В ту весну, когда я пришла работать с Фонтанской школой, на приведение в порядок учебного заведения необходим был ни один миллион гривень. Нужно было закупать буквально все: начиная от одежды, обуви, спортинвентаря, игрушек и стиральных порошков, заканчивая материалами для капитального ремонта. Той суммы, которая выделяется Министерством образования на содержание этой школы, хватает только на питание, оплату коммунальных услуг и не более того. Учитывая то, что заведение, находясь на территории Фонтанки, не подчиняется ни сельскому совету, ни районному совету, ни областному совету, а непосредственно Минобразованию и финансируется напрямую им же, то я смею говорить о недостатке финансирования. Теряться по дороге ему негде».

По данным же Министерства, на одного воспитанника любого интерната государство выделяет в среднем 65 тысяч гривень в год и только 12 % из этой суммы (7680 грн в год и 640 грн в месяц) идет самому ребенку. И эти деньги, кстати, должны перечисляться несовершеннолетнему на банковскую карточку либо передаваться через почтальона лично в руки сироте. Все остальное финансирование «работает» на сотрудников учебных заведений: 70 % покрывает расходы по зарплатам, оставшаяся сумма уходит на содержание здания и оплату коммунальных услуг.

Дарья Стулова считает, что в карман Вячеслава Баранова ничего лишнего не попадает: «Я не вмешивалась в личную жизнь директора, не видела, в каком доме он живет. Но даже если посмотреть на его машину и сравнить ее с автомобилями других руководителей подобных заведений, то становится очевидным, что деньги нигде не оседают: ни у преподавателей, ни у директора школы».

Кроме того, друг учебного заведения отмечает, что огромное значение в воспитании детей имеет культурная составляющая, на реализацию которой тоже требуется финансирование. «Вячеслав Викторович всегда говорит, что ему важно развитие детей не только в стенах учебного заведения, но и за ее пределами. Вы знаете, что в школе есть музыкальный оркестр, они регулярно выезжают на фестивали и мероприятия. Например, когда мы познакомились, ребята отправлялись в Ялту. Они бы ездили чаще, если были бы деньги. А это демонстрирует большую степень доверия к мальчикам со стороны директора и ух уровнь собственной ответственности», — говорит Дарья. Но и в самом учреждении детей приучают к вышивке, пчеловодству, музыке, пению, мальчики занимаются танцами, утверждает Стулова.

Тем не менее, «Фонтанка» поразила общественность своей системой запретов. Ребята с так называемым «нулевым уровнем воспитанности» не имеют права даже на хобби, не говоря уже о занятиях художественной самодеятельностью или разговорах по телефону. Дарья оправдывает внедрение такой практики тем, что перед тем, как ребенку что-то разрешать, надо разобраться с тем, что творится у него в голове и на сердце. «Нулевой уровень воспитанности получают те детки, которые только поступили в школу. Надо ведь понаблюдать за ними, определить, на какой степени развития находится этот ребенок, какая у него проблема. После работы с психологом, мальчишки распределяются по группам, им присваивается уровень воспитанности», — делится общественник.

По ее мнению, работа в школе с трудными детьми должна строиться на поощрении, а не на наказании, и разработанная директором программа следует этому принципу. «Ребенка сначала ставят в условия необходимого минимума. У него есть еда, вода, одежда, крыша над головой и возможность учиться. Потом постепенно ребенок получает большие привилегии, когда он показывает достаточный уровень социализации. И если кто-то воспринимает такие меры Вячеслава Викторовича бесчеловечными, тогда ответьте мне на вопрос: А на улице у ребенка есть больше возможностей быть человеком?»

К слову, мало кто знает, что Фонтанская школа официально носит совсем другое название – школа-лаборатория инновационного развития Института психологии им. Г. С. Костюка НАПН Украины. По информации официального сайта школы, подконтрольное Баранову учебное заведение относится к разряду экспериментальных. Один из инициаторов создания экспериментальных площадок на базе подобных школ (их всего 14 в нашей стране) доктор психологических наук, профессор Сергей Болтивец дал свою оценку происходящему: «В целом, эксперимент с этими школами можно назвать неудачным. К сожалению, из-за отсутствия финансирования не была воплощена в жизнь самая главная идея – оздоровление детей… Я много раз говорил, отсылал штатные расписания, согласно которым в той же Фонтанской школе должен работать целый ряд специалистов, а не терапевт по вызову на полставки. Но наши указания имеют рекомендательный характер, мы не финансируем школу, которая напрямую подчинена Министерству образования. Точно также нельзя все скидывать на директора школы, который просто не в состоянии решать подобные вопросы».

Сергей Болтивец отметил, что изначально Фонтанская школа, как и ряд других учебных заведений, должна была быть иной: учреждением открытого типа, куда детей родители могли приводить и забирать свободно. Сегодня же, по уставу школы, разработанному администрацией учебного заведения, визиты родителей тех детей, которые находятся на нулевом уровне воспитанности, разрешены один раз в месяц на один час. Забирать ребят на каникулы вообще не позволено.

Кто же эти дети, которые задерживаются на самом первом, по мнению директора Баранова, уровне? На этот вопрос опять-таки попыталась ответить Дарья Стулова: «Для меня очевидно, что когда ребенок только попадает в это учебное заведение, он очень сильно отличается от тех детей, которые уже почти выпустились. Новичков видно по разговору, по тому, как они держатся. Тот ребенок, который пробыл в «Фонтанке» достаточно долго, держит себя иначе: он с хорошей осанкой, уверенным взглядом, говорит на нормальном, человеческом языке, умеет либо играть на музыкальном инструменте, либо владеет одним из видов прикладных искусств. Ребенка, который только появился, можно определить по взгляду: это затравленное, непонимающее существо. Может, я говорю достаточно грубо, но этих детей сразу видно».

В этой связи интересными становятся замечания выпускников других интернатов: их пугали «Фонтанкой», обещая за плохое поведение отправить на перевоспитание в школу Коминтерновского района. «Хуже может быть только интернат в Енакиево, где в первый же день могут выбить все зубы», — говорит выпускник Фонтанской школы Анатолий Семко. В учебном заведении такие слухи воспринимают «как хохму». Дарья отмечает, что Баранов не раз рассказывал ей о такой репутации учреждения. «Детей пугают совершенно другой системой работы. Та вольность, ненужная, которая есть в других интернатах, когда за детьми не следят, не контролируют, не смотрят за ними, когда им позволено больше, чем должно быть позволено детям в подобных заведениях, здесь не предусмотрена. Вот что их пугает. Потому что они не смогут жить так, как привыкли, не смогут делать то, что им хочется. Эти дети не привыкли к дисциплине, а здесь они вынуждены жить по уставу и быть дисциплинированными. Именно Вячеслав Викторович ввел этот уровень», — отмечает Дарья Стулова.

Как поддерживается эта дисциплина, журналистам ранее рассказывали выпускники: детей, по их словам, либо жестоко избивают, либо наказывают трудовыми нарядами. Стулова ничего подобного не видела: «Своими глазами наказания трудом я не видела, например, ни разу не замечала, чтобы дети мыли зубными щетками лестницу, но я знаю, что трудовое воспитание там предполагается. И, тем не менее, никакого насилия я тоже не видела. Вряд ли руководство могло смоделировать ситуацию под мое появление на территории школы».

О дисциплинарной комнате, которая поразила общественность, Дарья не знала и говорит, что информацию получила только из СМИ. «Но в таких заведениях этого не может не быть. Это ведь школа для детей с девиантным и девиклентным поведением. Это анормальное поведение. На самом деле, как бы хорошо они себя не показывали, мы никогда не знаем, что в голове у этих детей. Они изначально травмированные дети. Я, конечно, не оправдываю наличие дисциплинарной комнаты, но без нее, наверное, тоже нельзя, это степень предосторожности», — говорит Дарья Стулова.

Только «против»

Совершенно очевидно, что недостаток объективной информации не позволяет давать конкретные оценки происходящему. Ведь, со слов выпускников, директор учебного заведения в глазах общества превращается в безжалостного монстра. Сотрудники же школы, процессы, происходящие в учебном заведении, называют совершенно законными. Нужны другие источники, которые смогли бы подтвердить или опровергнуть сказанное ребятами. Таких людей разыскали общественники организации «Одесса под контролем». Они и поделились с нами своей информацией, пока готовят свое телевизионное расследование в одноименном проекте на ТК «Новая Одесса» (прямой эфир по теме состоится в четверг, 28 февраля, в 20.00).

Закрытость школы от внешнего мира не дает возможности объективно судиться происходящем в ней. Однако, у местных жителей сложились свои представления об учреждении. В частности, на вопрос журналистов, видели ли они, что детей избивают, Иван Васильевич, который живет в Фонтанке 35 лет, сказал: «Да, тут бывает, что воспитывают этим делом — биением. Дети, конечно, непослушные, и если ребенка бить чуть-чуть, то это можно, чтобы он почувствовал. Но бить так, чтобы он умер, я такого не знаю».

Житель Фонтанки вспомнил, какой школа была еще два десятка лет назад: в советское время учебное заведение было показательным, а не таким «запущенным». «Тут надо навести порядки, — говорит Иван Васильевич. — При советской власти школа торжествовала и детей было очень много. Их батальоном водили купаться и загорать. А сейчас, конечно, они там закрыты, ничего там не слышно, может, там и, действительно, кого-то убили».

Со стороны сложно оценить, насколько сегодняшнее состояние школы — количество детей, состояние зданий и помещений, зависит от директора. Тут целый комплекс проблем, которые решать должны на государственном уровне. Тем не менее, скажем, именно от Баранова зависит количество детей, который могу выйти на прогулку в свободное от учебы время. Тот же Иван Васильевич говорит, что он видит всего 10-12 человек (из 49-ти), которых приводят по воскресеньям в церковь. Все остальные дети остаются под замком. «Надо бы заглянуть туда власти, это вроде как тюремное заведение. Но это ведь школа. Они хорошие дети, я их даже креститься учил», — говорит мужчина.

То же говорит и бывший завуч Фонтанской школы Анна Григорьевна Сосновец, которая проработала в учебном заведении 52 года. «У нас в школе всегда была красота, детей очень хорошо кормили. А сейчас — вы посмотрите на их лица. У ребенка должны быть румяные щечки, а эти все серые. Я сама довольно жесткая, сама сирота, но даже я была в ужасе, как увидела, что дети ходят маршем. Почему? Почему нужно в затылок ходить? Они же дети!», — переживала пенсионер.

О жестокости Вячеслава Баранова бывшая сотрудница говорит однозначно: «Он бил детей. А мне сказал, что я не педагог. Он не берет людей, которые любят детей». По словам Анны Григорьевны, ребята тут очень запуганы и выполняют все, что требует директор: «Он пригласил меня на праздник. Дети все хорошо пели, хорошо танцевали, а на лицах совершенно другое было». Анна Сосновец так же утверждает, что мальчики здесь учатся хорошие, ведь она всю жизнь прожила с такими ребятами. Вспоминая свое первое знакомство с новыми правилами существования детей, бывшая учительница плакала. Искренне плакала: «Как же так, тут тюрьму сделать? Он (Баранов, - авт.) должен ответить за это. Он сам должен быть в тюрьме, больше нигде».

«Нам очень горестно от того, что сегодня здесь происходит», — говорит другой бывший педагог Фонтанской школы Раиса Ивановна Виноградова, которая проработала с детьми с девиантным поведением 23 года. По ее словам, в один год из учебного заведения уволились 8 сотрудников — все отличники образования: не нашли общего языка с руководством. «Я уходила отсюда со слезами на глазах. Я любила этих детей, и отношения у нас с ними были доброжелательными. У нас было и море, и отдых, мы постоянно выезжали в театры, в цирк. У нас были свидания с родителями, проводились родительские собрания», — вспоминает учитель, который уже 17 лет работает в другой школе.

Сегодня Раису Ивановну на порог учреждения не пускают. А потому говорить, что там происходит, она не может: не пользуется слухами. «Я прекрасно знаю эту школу, я подрезала здесь розы как биолог, я хорошо знаю внутренний климат и режим этой школы. А сегодня даже зайти туда не могу», — рассказывает преподаватель.

Но в сельсовете Фонтанки журналистам в очередной раз подтвердили: обвинения в адрес Вячеслава Баранов небеспочвенны. «Все, что пишется, все правда, — сказали сотрудники совета. — Вы же взрослые люди, все понимаете. Дети, которые там находятся, не могут говорить то, что есть на самом деле. Но все, что выпускники рассказывают, все правда».

К нам едет ревизор

Еще во вторник, 19 февраля, после встречи с выпускниками школы, замгубернатора Дмитрий Волошенков заявил, что Вячеслав Баранов должен лишиться своего кресла, а областной совет уже не первый раз принимает заявления о нарушениях в Фонтанской школе. Конечно, возникает вопрос, почему тогда на эти жалобы ранее не обращали внимания. Для того, чтобы однозначно решить вопрос увольнения, стоило ждать смерти ребенка и вмешательства в ситуацию журналистов?

Эдуард Матвийчук говорит, что ранее в обладминистрации не знали о жестоких правилах существования в специализированном учебном заведении, а об издевательствах над детьми губернатору никто не рассказывал. Тем не менее, чиновник уверен, что уже за другие нарушения Баранова нужно увольнять: «То, что директор поставил своим заместителем собственную жену, является коррупцией. За сам этот факт, а также за возникновение подобных скандалов Баранов должен лишиться должности».

Сказав это, дал распоряжение Волошенкову писать ходатайство в Министерство образования и науки об увольнении директора «Фонтанки» с должности. Стоит отметить, что подобные прошения уже были направлены в Минобразование в 2007, 2008 и 2010 году. Однако, по словам главы областного управления образования Татьяны Лазаревой, запросы так и остались без реакции. На этот раз ситуация оказалась для Баранова патовой — 26 февраля в Одессу приезжает комиссия, которая оценит ситуацию в школе.

Кроме того, от своего имени в Генпрокуратуру отправила свой запрос Леся Оробец — тот самый народный депутат, который помог журналистам попасть на территорию школы в прошлую субботу. По ее же просьбе под свой личный контроль расследование по факту жестокого обращения с детьми возьмет Министр внутренних дел Виталий Захарченко. Запрос Оробец отправила и омбудсменам, уполномоченным вставать на защиту прав человека.

Следить за развитием событий будут и журналисты.

Такое количество ревизоров, скорее всего, не даст возможности избежать наказания, если будет, за что. Главное, чтобы те, кто решил разбираться в ситуации, перетягивая одеяло, не подрались. Пострадают от этого опять только дети.


Внимание! Обнаружив ошибку или неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter. Далее следуйте инструкциям. Редакция сайта заранее благодарит всех бдительных читателей!

Новости Одессы

Интервью

Сергей Кивалов: "Я буду и дальше отстаивать интересы граждан, которые проживают в Одессе"

Самые острые проблемы в экономической, социальной и политической сферах жизни нашей страны и региона в студии "Репортер" комментирует народный депутат Украины Сергей Кивалов.

02.10 в 13:27:00|Политика
1 0
Все интервью